Мирослава БЗИКАДЗЕ (23 марта 2011)
Львовянка пожалуется в Европейский суд на наших милиционеров

Львовянка пожалуется в Европейский суд на наших милиционеров

Доказать факт пытки или избиения будет непросто. Фото автора.

Подставила подруга?
В тот злополучный вечер Евгения Харсюк вместе со своим мужем отправилась в гости к бывшей однокласснице. Они не общались несколько лет, но за последний год сдружились и несколько раз даже бывали в компании общих друзей.
– Марта пригласила нас уже поздно вечером, часов в одиннадцать. Поскольку был выходной, мы с мужем решили пойти развеяться, – рассказывает Евгения. – Просидели в гостях допоздна, а через несколько дней она мне позвонила и сказала, что якобы я украла у нее 10 тысяч гривен и золотой браслет ее парня. Конечно же, я очень удивилась, ведь никогда чужого не брала, тем более у подруги…
Через пять дней женщину вызвали в Галицкий райотдел милиции. Евгения говорит, что пробыла там почти сутки. Милиционеры вели себя довольно дерзко: обзывали ее, унижали, не разрешали позвонить ни мужу, ни сыну (дома остался 9-летний ребенок), а потом еще и начали бить:
– Сначала просто толкали, а потом били ногами по телу, по рукам и ногам, таскали за волосы. Я только успевала прикрывать руками лицо. Но когда пригрозили, что оставят меня здесь на 15 суток, а ребенка отправят в детский дом, я согласилась подписать бумаги, что действительно взяла эти деньги.
Судебно-медицинская экспертиза подтвердила: на теле женщины множество синяков, ушибы и ожоги от электрошокера.
Только когда на следующий день муж Евгении привел в райотдел адвоката, ее отпустили под подписку о невыезде, а теперь и вовсе сняли обвинения: по делу она проходит как свидетель.


«Мне ее даже жалко…»
В милиции все обвинения в пытках категорически опровергают. Говорят, что таким образом женщина просто хочет избежать ответственности за совершенное преступление.
– Мы провели проверку и факты избиения не подтвердились, – говорит руководитель ЦСО ГУ МВД Украины во Львовской области Денис Харчук. – А заключение экспертизы может написать кто угодно, имея связи. Кроме того, когда человек выходит из райотдела, то подписывает документ, что претензий к милиции у него нет. Евгения тоже это написала. Но, тем не менее, мы передали дело в Галицкую районную прокуратуру, и они будут разбираться.
Мы также поинтересовались у подруги Евгении Харсюк – Марты – что она думает по этому поводу:
– Кроме Евгении, в тот вечер у нас дома никого не было. Так что я уверена, что деньги и браслет взяла именно она. Теперь, конечно, сожалею, что утратила бдительность и пригласила ее, ведь еще в школе за ней числились мелкие кражи. Но, думала, мол, повзрослела, изменилась… А теперь она просто фантазирует, что ее били, устраивает цирк и пытается всех обвести вокруг пальца. Но меня не интересует, накажут ее или нет. Честно говоря, мне ее даже жаль, ведь у нее маленький ребенок. Просто хочу, чтобы вернула то, что взяла у меня.
Но сдаваться Женя не намерена. Теперь, чтобы доказать свою правоту, снять с себя обвинения и наказать милиционеров, которые ее били, женщина собирается обратиться в Европейский суд.


Звонок адвокату
Олег Мыцык, правозащитник:
- Выбивать признания, к сожалению, в милиции у нас часто любят. Но чтобы били женщину, честно говоря, я слышу впервые. Бывает, конечно, что им угрожают изнасилованием, обзывают, унижают. Хотя, обычно, такую тактику применяют к алкоголичкам или бомжихам. А в данном случае – абсолютно нормальная, обеспеченная, благополучная львовянка...
Я советую в таких случаях задержанным не терять самообладания, а угрожать милиции, что эта информация будет обнародована. Правоохранители, которые знают, что на них могут написать заявление, воздержатся от насилия. А вот доказать факт пытки или избиения будет непросто. Фото автора.
 

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

директор магазина работа ОдессауточнитеBen Barnes