Марианна ПОПОВИЧ (22 декабря 2010)
Как мы охраняли новогодние елки от браконьеров

Как мы охраняли новогодние елки от браконьеров

Фото автора.

 

Фото автора.
Фото автора.
 

Обеспечивали весь Союз

Ставить под Новый год елку или нет – решает каждый сам. В последнее время стало модным украшать искусственную елку. Но большинство людей все-таки считают, что в новогодний праздник в доме должно пахнуть настоящей хвоей. Посему это очень прибыльное дело – накануне праздников торговать елками.

Елки во Львовской области растут в горных районах – в Старосамбирском и Туркивском.

– Раньше наши лесные хозяйства вырубали и продавали под Новый год около миллиона елок. Мы обеспечивали почти весь Союз. Наши деревья везли и в Среднюю Азию, и в другие регионы большой страны, – говорит начальник лесной инспекции Львовского областного управления лесного хозяйства Мирослав Пылыпив.

А в этом году, по его словам, под вырубку подготовлено только 30 тысяч елок от метра и выше. Но пока что лесхозы продали около 6 тысяч елок.

– Мы работаем с оптовиками. Сначала подписываем договор, берем предоплату, а уже потом рубим елки. А то что получится – мы срубим, а их не купят? И куда их потом? Сжечь? – говорит главный лесничий ДП «Старосамбірське ЛМГ» Михаил Курий.

По его словам, ему уже звонили предприниматели из Киева, Днепропетровска и Крыма. Они собираются заказать елки.

Каждый покупатель получает соответственную накладную о том, что елка официально куплена в хозяйстве. А на каждой елке ставят клеймо лесника, которое подтверждает, что елка не украдена.

– Это такой молоточек с ручкой. На штемпеле есть номер Львовской области – 14 и личный номер лесника, – объясняют мне лесничие.

На елках, которые украдены, такого клейма не будет. А если учесть, что официально елки еще не продают, то все, что можно встретить сегодня на базарах – это ворованные деревца.

Вора из меня не получилось

Я решаю испробовать себя в роли вора елочек. Но для этого нужно попасть в лес. Лесничий Спасского лесохозяйства Роман Васурчак предлагает мне пройтись в ближайшую лесопосадку.

– Это здесь, совсем рядышком, – обещает он.

Преодолевая путь «совсем рядышком», я останавливаюсь три раза передохнуть, пока дохожу до опушки леса.  Лес глазом видать и снизу он кажется недалеко, но подняться нужно высоко в гору.  Другой дороги здесь нет. Справа – урочище, слева тоже какой-то обрыв. А тропинкой, по которой мы поднимаемся,  пользуются и местные жители, и воры.

По дороге встречаем местного жителя. В руках он несет топор. Лесничий тут же заинтересовывается дедушкой. Хотя это горы и тут принято здороваться со встречным, наше «здравствуете, батьку, а где это вы были» дед понимает правильно:

– Ходил можжевельника нарубить немножко. Я елку не рубил, вы там увидите, куда ведут мои следы.  

После подъема я никакой елки уже не хочу. А ведь ее еще срубить нужно. Хотя лесничий утверждает, что молодая елка валится после двух-трех ударов топором, я оцениваю топор в руках дедушки, которым он легко играет, и понимаю, что этот инструмент я не осилю.

И тут нас поймал лесник…

Люди хуже волков

Оказывается, пока я, пыхтя и отдыхая, преодолевала гору, он наблюдал за нами. И не только он. Тропинка хорошо просматривается из села. И всегда найдется кто-то, кто сообщит леснику о незваных гостях.

Поняв, что вора из меня не получилось, переквалифицируюсь в помощника лесника. Впрочем, должность хранителя леса звучит немного иначе.

– Мастер леса участка №4 Спасского лесоохотничьего лесничества Владимир Лысак! Происшествий и самовольной вырубки на вверенном мне участке не обнаружено, – четко докладывает лесник.

Хотя лесничество – организация не военная, но порядки здесь строгие. Кроме того, все лесники вооружены.  Идя в лес, они берут с собой ружье одноствольное с боевыми патронами, газовый пистолет, молоток с клеймом и собаку.  Владимир Лысак здесь работает около 15 лет. И на собственном опыте убедился, что такой боевой комплект просто необходим.

– Я прошлый раз пошел в лес один и без оружия. Так меня все время пас волк. Шел так сбоку, присматривался. Но не подходил. Ох, как же я испугался, – вспоминает лесник.

Впрочем, волк тоже был не слишком смелый. Чтобы отбиться от волка, Владимир Лысак взял в руки палку и бил ею по деревьям и большим веткам. Волк так и не осмелился подойти ближе. Но потом еще целый день сидел на опушке, неизвестно чего  ожидая. В этот день в лес не совались ни местные жители, ни браконьеры.

Лесник утверждает, что в их селе браконьеров нет. Все, кто ворует лес – это чужаки. Тем не менее, в управлении лесного хозяйства убеждены, что чужаки елок в лесу не вырубают.

– Кража леса проходит по такой схеме: приезжает в село предприниматель, обещает несколько гривен местным пьяницам, они идут в лес, рубят елки и сносят ему в определенное место. Потом он уезжает, а они идут за водкой, – говорит ведущий инженер лесной инспекции во Львовской области Андрей Березюк.

В тему

Суточный «улов» – 25 деревьев

Дальше мы идем ловить тех, кто елку не рубил, но хочет ее продать. С 1 декабря каждый год на дорогах Львовщины, которые ведут из лесхозов, круглосуточно дежурят бригады, в которые входят сотрудники ГАИ, сотрудники «Беркута» и сотрудники лесохозяйств. Они вылавливают машины, в которых везут на продажу елки. Корреспондент «Комсомолки» и ведущие инженеры лесной инспекции Виталий Шимкив и Андрей Березюк заступают на дежурство на трассе. На улице минус 10°. Буквально через полчаса я промерзаю насквозь. А вот лесничие, гаишники и «беркутовцы» на мороз не реагируют.

- С утра передавали, что будет до 20 градусов мороза. Хорошо, что прогноз не подтвердился. Минус 10° – это еще не мороз, - подбадривают меня.

Возле нас проезжают машины. Каждую крытую грузовую или бусик мы останавливаем и заглядываем внутрь. Пока это перевозчики хлеба, молока, других продуктов и почты.

Меня же больше интересует, а не будут ли воры кулаками отстаивать свое ворованное добро?

- Нет, не полезут, - успокаивает меня одним взглядом сотрудник «Беркута» Олег Лотошинский. Ну, при его двухметровом росте и строгом выражении лица ни один вор не забалует.

И тут нам удается поймать человека не просто с ворованной елкой, а с деревцем, которое вообще запрещено вырубать во Львовской области! Это пихта белая. В 2003 году Львовский облсовет наложил десятилетний мораторий на вырубку этой красавицы Карпат.

- Это только в нашей области мораторий. А в Ивано-Франковской, Закарпатской и Черновицкой ее можно рубить. Если он сейчас предоставит нам документы из любой из этих областей, мы его отпустим, - говорит Виталий Шимкив.

Но парень начинает говорить, что это не его дерево, что его просто попросили привезти, и хозяин сейчас подъедет. Мы ждем хозяина полчаса. После чего парень сдается и соглашается уплатить штраф.

- Поскольку диаметр дерева не более 10 см, поскольку парень ведет себя адекватно и даже признал свою вину, то мы ему выписываем минимальный штраф – 260 гривен, - говорит директор Туркивского лесохозяйства Марьян Задорожный.

По словам лесничего, с 1 декабря штраф за незаконную вырубку леса увеличивается в три раза и рассчитывают его, исходя из диаметра ствола. А ель может быть и полуметровой, и трехметровой.      

За сутки во время операции «Елка» было изъято 25 деревьев. Сейчас их хранят на складах. А ближе к Новому году развезут по детским домам, школам, садикам и церквям. Хотя воры и украли эти елки у лесников, но сами лесники продать их не могут – елки им уже не принадлежат.

А в это время

Вагончик тронется, пенек останется

Пока мы переезжали с места на место в поисках елочных воров, рядом с автомобильной трассой по железной дороге проезжал ремонтный локомотив, нагруженный елками. По словам местных жителей, в этот день эта ветка железной дороги была закрыта на ремонт. А проходит она прямо около леса. И то, что елки на платформе – не купленные, было и так понятно.

- Вы в следующий раз поезжайте с нами ловить браконьеров в ночные поезда и электрички, - приглашают лесничие и обещают, что ближе к Новому году и Рождеству улов будет побольше.      

 

 

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт