Галина ГУПАЛО. (31 марта 2011)
Галичанин пытался «выбить» свой лотерейный выигрыш с помощью двери

Галичанин пытался «выбить» свой лотерейный выигрыш с помощью двери

Фото из архива Илька Лемко.

Несчастливая лотерея

– Эта трагикомическая история случилась в нашем городе в начале прошлого века, перед Первой мировой войной, ˜– делится историческими секретами Илько Лемко. ˜– В те времена во Львове, возле Латинской катедры, просил милостыню бывший лепник Юзеф.

Он был в свое время хорошим мастером, зарабатывал неплохие деньги, но была у него одна пагубная страсть: очень уж любил играть в лотерею. Это пристрастие и погубило незадачливого азартного игрока, превратив его в нищего старца.

Болезненный азарт Юзефа так его доконал, что он в один прекрасный день решил раз и навсегда покончить со своим нездоровым пристрастием. Для этого, как он утверждал тогда, купил последний в своей жизни лотерейный билет и приклеил «на память» на двери своего жилища. И надо же было такому случиться, что именно этот билет и оказался выигрышным!

У Юзефа началась настоящая счастливая лихорадка: «Надо же! Наконец-то повезло!» – проносилось в его голове.

Он бросился к двери, пытаясь отклеить счастливый билет, но – тщетно! Лотерейка намертво прилипла к массивному дверному полотну. Но Юзеф не сдавался.

От овладевших им эмоций он рванул к пассажу Андреолли на площади Рынок, где размещалась в то время контора лотерейной фирмы. Объяснив суть дела, умолял представителей фирмы прийти в его жилище, чтобы засвидетельствовать выигрыш.

Но, как видно, клерки и в те времена не отличались особым гуманизмом, поэтому отказали несчастному и заявили, что такими делами они не занимаются и никуда с ним не пойдут.

Вернувшись домой, азартный львовянин снял с петель входную дверь с приклеенным лотерейным билетом, нанял экипаж и притарабанил ее в контору!

Но и это никак не повлияло на черствых клерков лотерейной фирмы: они отказались выплатить выигрыш, убеждая взбудораженного Юзефа, что это невиданный в мире прецедент ˜– ведь дверь с лотерейным билетом к папке с отчетом не подошьешь!

И тут случилось самое коварное и подлое, что только могло произойти! Этого уж точно владелец лотерейного билета не ожидал: кто-то из конторских клерков, в который раз сверяя номера билетов, вдруг обнаружил, что лотерейка Юзефа, приклеенная к двери, – не выиграла!

Несчастный игрок, убитый известием, опустив голову, поплелся домой и тут с ужасом увидел, что воры, воспользовавшись отсутствием двери, обчистили его жилище до нитки, прихватив не только вещи, но и мебель. Юзефу ничего не оставалось, как идти на паперть у катедры просить милостыню.

Предприимчивый сапожник

Во время Первой мировой войны неподалеку от нашей знаменитой площади Рынок жил сапожник Михал Новак, который по закону должен был бы в самом начале войны уйти служить рядовым 80-го пехотного полка австрийской армии. Но хитрый сапожник решил, что ему лучше заниматься своим ремеслом дома у теплой печи, нежели рисковать жизнью на полях боевых сражений.

Когда же Львов в сентябре 1914 года захватили российские войска, власть решила выплачивать компенсацию женщинам, мужья которых ушли на войну.

Новак был человеком смекалистым и решил воспользоваться этой великолепной возможностью пожить на халяву. Он тут же уговорил свою жену пойти в городской магистрат и зарегистрироваться на назначение помощи, как жене солдата, который воюет на фронте.

В результате семья начала получать компенсацию в размере одной короны и 26 галеров ежедневно. На то время это были большие деньги, на которые могла существовать целая семья.

Уверовав в свою безнаказанность и умение даже государственную службу обвести вокруг пальца, ушлый аферист начал время от времени уже самолично приходить в кассу за деньгами. Все шло гладко и семья пользовалась незаконной дотацией, как ни в чем не бывало.

 

Только за третьим разом фортуна повернулась к удачливому аферисту затылком: обманщика выявил референт магистратской военной комиссии доктор Пачосинский.

Удивлению в магистрате не было предела. А обнаглевшего дезертира передали в руки полиции.

Купил телегу с «сюрпризом»

Еще один трагикомический случай приключился и со львовским фирманом (извозчиком) Анджеем Новаковским.

Как-то, возвращаясь ночью домой, он встретил возле Бернардинского монастыря двух незнакомых крестьян, которые предложили ему купить подводу сена. Бойкая торговля завершилась сделкой в 11 рублей.

Когда деньги были уплачены, продавцы предложили покупателю вместе с сеном забрать и подводу с лошадьми, потому что, мол, они им уже ни к чему. Довольный сделкой Новаковский поехал домой на купленной телеге.

Но тут-то нарочитая доброта мошенников и вылезла во всей красе.

Когда возница начал разгружать сено, то обнаружил под ним связанного, с кляпом во рту крестьянина, который оказался хозяином и телеги, и коней, и сена.

Чиновники хитростью освободили лакомый кусочек земли

Эта история связана с перенесением госпиталя для убогих с Каличей Горы на улицу Коперника, где со временем построили костел Святого Лазаря.

Почему же решили перенести госпиталь в другое место, якобы более здоровое или, как ныне говорят, экологическое?

Вопросом «передислокации» занималась целая уважаемая врачебная комиссия под патронатом городской Рады, которая и признала, что Калича Гора, где в начале ХVII столетия основали госпиталь, не очень удобна для месторасположения госпиталя, а влажный микроклимат не содействует оздоровлению больных, а наоборот, ему вредит. И в 1619 году городской совет принял решение о перенесении госпиталя.

Но, тем не менее, несмотря на такие нелестные климатические характеристики района, очень скоро освобожденное место начинает застраиваться «летними дворами» представителей городской олигархии: Кампианов, Острогурских, Зиморовичей, Боимов, где, к слову сказать, гостили не только «разные лица сенаторского положения, но и сам король Ян Казимир».

Вот тебе и вредные условия для больницы! Оказалось, что для сильных мира сего – они вполне целебные.

В тему

И смех, и грех:

Ученые мужи били ректора

Хорошим воспитанием в те времена, исходя из истории, не отличались даже некоторые ученые мужи. И, будучи не согласными с некоторыми запретами своих конкурентов, не считали зазорным пускать в ход кулаки.

Об одном таком случае поведали летописцы тех времен.

В 1759 году папа Климентий ХІІІ отдельной буллой утвердил устав Львовской иезуитской академии. Но, учитывая протесты, запретил на время судебного процесса открывать во Львове академию и присваивать докторские степени. В то же время почти весь польский католический епископат, капитулы, сенаторы и шляхта Речи Посполитой стали в оппозицию ко Львовской иезуитской академии.

Несмотря на это, 11 декабря празднование академии началось в Латинской катедре с церемонии присвоения шестерым студентам ученых степеней докторов философии и бакалавров теологии.

Во время торжества зачитали предыдущие дипломы королей Яна II Казимира и Августа III. Новых докторов одели в соответствующую одежду.

Но ход торжеств омрачил неприятный инцидент. Перед началом церемонии к ректору академии подошел ректор Львовской катедральной школы Ян Канти Янкевич и демонстративно вручил ему запретительные декреты короля Августа III, а во время поднесения Святых Даров неожиданно поднялся и громко все опротестовал.

Вот тут-то и наступил «момент истины»: новоиспеченные «доктора» набросились на него и началась драка, а один из участников церемонии, будущий известный писатель Францишек Карпинский, вспоминал, как во время столкновения в храме ударил ректора катедральной школы Янкевича берлом (обрядовый предмет) по голове.

Иезуиты еле спасли катедрального ректора от расправы со стороны своих разъяренных воспитанников.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт