Марианна ПОПОВИЧ (21 апреля 2011)
Первый публичный дом добропорядочные львовянки сожгли

Первый публичный дом добропорядочные львовянки сожгли

Фото Натальи КОТЛЯРЧУК.

Любят историки рассказывать истории и войнах и победах различных исторических личностей. Любят, показывая на какой-то дом, говорить, что здесь жил тот-то или тот-то, имя известное со школьной скамьи, но слушать о нем не хочется. Намного интересней ходить по Львову, рассматривать оголенные скульптуры и слушать о вечной любви. Оказывается, Львов просто переполнен эротикой.

Фото Натальи КОТЛЯРЧУК.
Фото Натальи КОТЛЯРЧУК.

Чья филейка краше

Фасад Оперного театра украшен многими скульптурами. Особенно привлекают взгляд три арки. И, если изображенные на них пять женщин смотрят в лица прохожим, то шестая, в центральной арке, повернута, скажем так, нижней частью спины.

- Львовяне Оперный театр очень любили и ценили. Он стал визитной карточкой Львова сразу же после его постройки. Поэтому скульптура привлекала интерес мещан еще сто лет тому назад. Они объясняли это так: актриса, которая позировала скульптору, выразила пожелание быть увековеченной именно этой частью тела. Мол, она довольно известная актриса, ее спереди и так все узнают, и она хотела бы, чтобы ее узнавали с другой стороны, - говорит экскурсовод Игорь Осидач.

Но на самом деле все намного проще: так здесь изображена Фортуна. Иногда она к нам поворачивается и вот такой частью тела.

Также львовяне любят пересказывать друг другу тост о депутате. Этот тост был произнесен в честь одного знаменитого львовского депутата времен Австрийской империи, в свое время даже спикера имперского парламента Францишека Смольки. На праздновании своего политического юбилея (то ли 20, то ли 25 лет политической деятельности) его друг, тоже депутат, произнес такой тост:

- Когда рождается мальчик, к нему прилетает Фортуна. И куда его она поцелует, тем он и станет. Поцелует в лоб – станет ученым, поцелует в глаза – станет художником, в губы – станет оратором, в сердце – будет счастлив в любви. А куда ж тебя поцеловала Фортуна, что ты столько времени просиживаешь в парламенте? – вопрошал депутат депутата.  

Фото Натальи КОТЛЯРЧУК.
Фото Натальи КОТЛЯРЧУК.

Вечно беременная Слава

На фасаде Оперного театра находится скульптура женщины с пальмовой веткой в руках. Называется она «Гений Славы». Прохожие замечают ее особенность: не такой уж у нее плоский животик, как это годится для целомудренной девушки. Есть версии, что уже сто лет на торце здания стоит беременная девушка. Говорят, что впервые эту особенность заметили два врача, гуляя по улице, и поспорили, на котором месяце беременности находится Гений Славы. Один из них предположил, что это четвертый месяц. Они таки нашли и скульптора, и модель. Оказалось, девушка действительно была беременной во время работы над скульптурой. 

Но смысл этой фигуры в другом. Скульптору было важно показать одну философскую вещь: слава должна быть непрерывной, одна слава рождает другую и никогда не прекращает своего существования.

Кто такие «курвы»?

Мало кто знает, что австрийский император и важные гости никогда не заходили в театр с центрального входа. Специально для них построен императорский вход, который сейчас не используется. Но император Австрии Франц-Иосиф пользовался этим входом. И однажды, когда он прибыл во Львов и слушал оперу, он вел разговор с мэром Львова.

- Разговор был обычный, как люди говорят, когда поговорить не о чем: как вам спектакль, хорошо? И тут наш мэр говорит такую фразу: оркестр у нас хороший, а вот курвы – плохие. На что император ответил: «А что - я в Будапеште?» (тогда этот город считался центром свободной любви). Оказывается, львовский мэр пытался говорить с императором по-немецки и не справился с произношением слова «хор». Один звук исказил  всю фразу. Император весело посмеялся над конфузом. Но, говорят, все второе отделение он внимательно рассматривал в бинокль женскую часть хора.

Зачем Львову бордели?

Оказывается, в истории королевства Польского легально до XV века существовало рабство для женщин. Во Львове был большой спрос на женщин с восточными чертами лица. Часто львовяне заходили в армянскую часть города и засматривались на армянок. Конечно, чужаков здесь били. Но вместе с тем с Кавказа привозили во Львов девушек для занятия проституцией. Конечно, их согласия никто не спрашивал, они считались здесь просто рабынями.

Но первый официальный бордель во Львове находился в еврейском гетто в XV веке. Сейчас это улица Староеврейская. Но добропорядочные львовянки не потерпели, что их мужья посещают девиц сомнительного поведения, и просто сожгли его. А владельца выгнали из города. Позже земля долго пустовала. Здесь не построили даже дома, хотя вокруг возводили многоэтажки. Чуть позже на месте бывшего борделя построили синагогу.  

Историки также  утверждают, что точно был бордель на улице Руськой. Его сюда перенесли из еврейского квартала и разместили прямо напротив центрального входа в русскую Успенскую церковь. Сейчас в этом доме находится магазин. Священники церкви приложили немало усилий, чтобы лишиться этого опасного для души соседства. И добились, чтобы его перенесли в дом на углу улицы, где сейчас банк.

Под конец XIX века Австрийская империя решила навести порядок во всем,  в том числе с проститутками. В 1875 году был принят закон, в котором указывается, что подобная «деятельность» запрещена. Но тут же делается исключение, если женщина не может по-другому заработать, то – можно. Поэтому во Львове решили отдать в ведение этого ремесла одну конкретную улицу. Всех проституток собирались поселить на Шпитальной, а остальных – просто выселить. Но жители этой улицы отказались переселяться. Поэтому из этой затеи ничего не вышло. Но жрицы любви сами избрали себе для места работы теперешнюю улицу Дорошенко. В те времена это была очень престижная улица, на которой располагались фешенебельные магазины. Девушки гуляли и подмигивали клиентам. Но очень скоро магазины на этой улице начали закрываться: покупатели просто перестали туда ходить. Мужчины объясняли это тем, что потом трудно объяснить жене, что они действительно ходили в магазины, а не на девушек засматриваться. А замужние женщины считали ниже своего достоинства появляться там, где гуляли падшие женщины.

Будь в курсе

Кто такой «бабозверь диванный»?

На нынешнем проспекте Шевченко есть дом, построенный как «городское касино». В нем было два танцевальных зала на втором этаже, был ресторан. А на первом этаже находилась библиотека, в которую вход женщинам был запрещен. Там мужчины отдыхали без жен. Но девушек больше интересовали балы. На бал могла прийти девушка, достигшая пятнадцатилетнего возраста, из мещанского сословия и только в сопровождении компаньона или компаньонки. Девушки любили приходить с папой. Потому что он, оставив дочь в зале, старался уйти в библиотеку.

В этих танцевальных залах впервые во Львове начали танцевать танго. Старые львовские дамы были уверены, что танго придумали в борделях Буэнос-Айреса и порядочная львовская девушка его танцевать не должна. Эти дамы, которые сопровождали своих дочерей и племянниц на бал, сурово следили за моральным обликом молодежи. Они сидели вдоль стены на специальных диванчиках и наблюдали, кто с кем танцевал, кто на кого как посмотрел, что кому сказал. Этих дам называли «бабозверь диванный».

В тему

История об обиженной женщине

Говорят, во Львове был бургомистр Зиморович, которого считали таким же умным, как и царь Соломон. Однажды к нему обратилась обиженная женщина и пожаловалась, что ее изнасиловали. При этом женщина была крупного телосложения, а вот ее обидчик выглядел тщедушным. Доказательств не было. Но Зиморович велел мужчине выплатить ей штраф. Женщина забрала деньги и ушла. А бургомистр вдруг изменил свое решение и сказал обидчику:

- Пойди и отбери у нее деньги.

Несколько минут спустя разгневанная женщина вернулась, таща за собой избитого обидчика. Вердикт суда был таков: если женщина смогла защитить свои деньги, то и свою честь смогла бы.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт