Марианна ПОПОВИЧ (3 июня 2009)
Для сорокалетней женщины работы нет?

Для сорокалетней женщины работы нет?

Найти подходящую вакансию в Интернете еще не значит найти работу

Вот только сотрудники на это не идут.

22 апреля мы напечатали результаты журналистского эксперимента, в котором найти работу пытались трое наших коллег: 20-летний студент, и две женщины – 33-х и 48-ми лет. Теперь публикуем «рабочие заметки» 40-летней женщины, у которой, если верить оптимистическому фильму, жизнь только начинается. Итак, наша журналистка Марианна идет трудоустраиваться.

«Четвертый десяток – это уже старость…»

Поиск работы начинается с составления резюме. Образцы резюме тоже можно найти в том же Интернете. Пишем все как есть – сорокалетняя женщина, со знанием нескольких иностранных языков, с умением работать с различными компьютерными программами... ну и так далее. Все размещаю по столбцам, чтобы удобнее было читать, вставляю фотографию и отправляю на электронку компьютерной компании, которая, если верить заявленной вакансии, ищет именно такого специалиста.

Поскольку требования написаны по-английски и резюме называется красивой аббревиатурой CV, то понятно, что английским я владею. Разные «традосы» и другие нужные потенциальным работодателям программы знаю не понаслышке. Общий опыт работы – более двадцати лет.

Отправлять резюме приходится трижды. С интервалом в неделю. Почему-то мне показалось, что мое резюме либо не дошло, либо затерялось. Ведь вакансию фирма с сайта не снимает. После третьей попытки мне таки перезванивают и приглашают на собеседование.

Молодой человек, который встречает меня на проходной предприятия в назначенное время, выдает странную фразу:

– А выглядите вы ничего…

Теряясь в догадках, прохожу за ним. Собеседования, как такового, даже нет. Мне просто дают задачу, выделяют два часа для работы. И все. В течение этого времени кадровик меня не беспокоит. Он находится тут же, проводит собеседования с другими кандидатами на другие должности. Но я разговоров на общие темы с целью выяснения моих жизненных приоритетов избежала.

Через два часа менеджер принимает работу, за 3 минуты проверяет, ставит галочку в списке и ведет на мое новое рабочее место. Я уже начинаю тихо радоваться. А зря.

Еще через два часа появляется директор, который раскрывает секрет, почему меня пригласили на собеседование только после моей третьей попытки:

– Вы женщина среднего возраста, а у нас коллектив молодой. Думаю, вы не поладите с сотрудниками, – говорит он.

Подотчетность превыше всего

Мне дается испытательный срок один месяц. Но сбегаю я оттуда через неделю. И виноват в этом не возраст. Сотрудники в фирме оказались разного возраста. И младше меня, и старше. Все наше общение сводилось к «здрасьте» утром и «всем – пока» вечером. Все остальное время все сидели, уткнувшись в свои мониторы.

Проблема оказалось в небольшом программном обеспечении, которое строго следило за каждым кликом и шагом сотрудников. Приходишь утром – отчитался о приходе. Выходишь, извините, в туалет, – тоже сообщаешь, куда идешь. Задержался в «нужном месте» более 10 минут – программа тебе об этом строго сообщает. Ну и каждые 2 часа она требует отчета о проделанной работе. Отчет должен отвечать строгим правилам. Не там поставил точку или запятую – отчет не принят, за предыдущие два часа тебе не заплатят. Само собой разумеется, что время, потраченное на отчет – не оплачивается. В результате девятичасового рабочего дня программа засчитывает 5-6 часов «чистой» работы, за которую положены денежки. И с ней не поспоришь – это всего-навсего компьютерная программа, которую лично разработал владелец фирмы. Я выдерживаю неделю такой работы и сбегаю, понимая, почему тут не задерживаются люди. Понятно, что за эту неделю не зарабатываю ни копейки, так как трудовую обещали оформить только после испытательного срока.

Снимите лифчик!

Отправляя в следующую компьютерную фирму свое резюме, благоразумно удаляю из него сведения о своем возрасте. Результат – звонят и приглашают на собеседование уже через день. И опять почти то же самое – тестовое задание, которое мало чем отличается от предыдущего.

Но в этот раз мне приходится уже пройти и собеседование. Об условиях работы речь не идет. Ну разве что спросили размер предполагаемой зарплаты и назвали сумму, которую готовы платить сами. А все остальное – «опишите себя тремя глаголами», «как давно вы видели рассвет или звезды» (это модифицированный вопрос кто я – сова или жаворонок?), «какие у вас приоритеты в жизни», «кем вы себя видите через 5, 10 и 20 лет».

И напоследок, заканчивая собеседование, меня попросили… раздеться. Менеджер по кадрам так и сказал:

– Снимите, пожалуйста, лифчик.

Смотрю на менеджера – пацан, лет 20, студент еще, наверное. Вспоминаю, что у меня ответственное редакционное задание… Словом, начинаю расстегивать блузку… Менеджер краснеет и говорит «спасибо». На мой вопрос о том, что же это только что было, отвечает, что так проверялась моя способность действовать в стрессовых ситуациях. Вот только какой стресс меня может поджидать на работе, где я общаюсь исключительно с компьютером, выполняя задание, которое мне дает менеджер, я так и не поняла.

А кадровик тем временем выдает мне диск с информацией, которую нужно изучить к следующему собеседованию.

– Дня через три я вам позвоню и назначу собеседование с директором. Наверное, мы вас возьмем, вы нам подходите, – сказал он, уже справившись со смущением.

На диске оказываются материалы, которые касаются будущей специфики работы. Их действительно нужно изучить, чтобы иметь возможность приступить к исполнению заданий почти сразу, а не тратить время на подготовку. Но через неделю ожидания я сама снова связываюсь с менеджером.

– Понимаете, вы не подходите нам по интеллектуальным параметрам. Да и директору, честно говоря, вы не по­нравились, – отвечают мне отказом.

А вот что имеет общего мой интеллект с размером груди и где меня мог видеть директор, если его не было на собеседовании, мне ответить никто не смог. Неужели в комнате для собеседования стоят скрытые камеры, а тот стриптиз был заказан лично директором? Но ведь я ищу работу не девушки в эскорте и даже не секретаря! Да и дресс-код на фирме – джинсы и растянутые свитера, а работа – носом в компьютере. А может, они потому так и одеваются, чтобы никто не приставал?

Вы для нас слишком умная

Отчаявшись найти работу по компьютерной специальности, начинаю отсылать резюме на вакансии офис-менеджера или помощника руководителя.

Скажу сразу – и тут пришлась не ко двору. В одном случае, уже на собеседовании, директор сообщил, что готов меня взять хоть сейчас, но зарплата невелика, хотя и работы не слишком много.

– Отвечать на звонки, находить меня, если я очень нужен (в других случаях пускай проблемы разруливают заместители), покупать чай и печенье для диабетика, то есть для меня. Но, честно говоря, для этой должности вы слишком умны. Я советую вам поискать работу еще. Может, повезет, – сказал он.

Я тут же убираю из резюме знание языков и умение работать с компьютерными программами. И на следующем собеседовании мне предлагают зарплату в 400 гривен. Прикидываю, что проезд на работу и домой обойдется дороже. Еще в одном месте предлагают в два раза больше. Но на работе быть с 9 до 6, как штык.

– Мне просто нужно будет, чтобы вы находились все время на рабочем месте. А там – хоть детективы читайте, хоть шапочки вяжите. Да, ну и 3 недели в месяц – обязательные командировки, – добавляет будущий начальник как бы невзначай.

Словом, хорошо, когда у человека есть работа, а свои злоключения он может описать на страницах газеты. Но вот если работа и деньги нужны позарез, то все это уже не выглядит так весело.

В следующий раз читайте, как корреспонденты «Комсомолки» искали уж совсем неквалифицированную работу и пытались наняться на ферму.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт