Марианна ПОПОВИЧ (9 июля 2009)
Львовские хиппи считались самыми радикальными

Львовские хиппи считались самыми радикальными

Фото автора и с сайта unimportantpersons.narod.ru.

В прошлые выходные на водопаде Шипот в Закарпатье прошел ежегодный съезд хиппи, куда приехало несколько тысяч сторонников этого движения.

А во Львове живет один очень колоритный персонаж – Алик Олисевич. Став истинным хиппи еще в семидесятых годах, он до сих пор не отказывается от этого. До сих пор носит длинные волосы, одевается как настоящий представитель этого движения и пропагандирует «вечные ценности».

Первые джинсы купил за три рубля

– Алик, как вы стали хиппи?

– Наверное, все началось в детстве. Я очень любил романтику, читал книги об индейцах, смотрел фильмы о них. Помните, там все герои с длинными волосами. Также мне нравился образ Иисуса Христа, тоже с длинными волосами. Но когда мне исполнилось семь лет, моя мама умерла. А меня отдали в интернат, где уже и речи не могло быть о длинных волосах. Там всех остригали под полубокс. Я протестовал, убегал из интерната, прятался по чердакам. Меня находила милиция и возвращала назад. С десятилетнего возраста меня поставили на учет в детской комнате милиции.

А в те годы во Львове была практика, что всех трудных подростков перевоспитывали в военно-спортивных лагерях. И меня отправляли в такие лагеря в Дрогобыч и Рава-Русскую. Но вместо того, чтобы перевоспитываться, я там познакомился с парнями, у которых были такие же свободолюбивые взгляды на жизнь, как и у меня. Они тоже носили длинные волосы, джинсы и слушали рок. У одного мальчика я купил свои первые джинсы «Левисы» аж за три рубля. Тогда это были очень большие деньги. В этих джинсах я отправился в школу. А меня выгнали. И я две недели прятался по дачам, пока меня не нашла милиция.

– Но джинсы – это еще не хиппи…

– В те годы – это уже почти хиппи. А в 14 лет я автостопом уехал в Прибалтику. Это был 1972 год. Я приехал через несколько месяцев после того, как в Каунасе милиция и войска подавили восстание молодежи. В Прибалтике я впервые в жизни увидел столько молодых людей, которые не подпадали под советскую теорию морали! Я общался с ними и хотел получать такое же общение во Львове. И я начал искать единомышленников здесь.

Я жил на Голоско. Молодежь там интересовало одно – выпить и подраться. И я начал выезжать в центр, искать людей, которые интересуются рок-музыкой, христианством, идеологией хиппи. Таких оказалось немало.

Мы хотели изменить мир к лучшему

– И чем занимались львовские хиппи?

– Есть во Львове легендарное место – Святой Сад. Это возле церкви Св. Михаила на Подвальной. Там до войны был монастырь. А после войны сделали общежитие какого-то техникума. Вот там и собиралась молодежь. В 1976 году мы провели первый хиппи-сейшн. Людей было не много, около сотни. Музыка была слышна аж до центра города. В 12 ночи к нам пришел наряд милиции и обалдел от увиденного: на сцене выступает рок-группа, вокруг танцуют хиппи. Но нам за это ничего не было. В следующем году также без эксцессов прошел второй сейшн.

А потом уже начались неприятности.

– Какие?

– В 1977 году сейшн должен был пройти в день памяти Джимми Кенеди, известного рок-музыканта и гитариста, который умер 18 сентября 1970 года. Не стоит говорить, чем в те времена для Львова была дата 17 сентября. Во Львов начали съезжаться сотни хиппи из всех городов и республик страны. Но в КГБ пришла разнарядка, что эти ненормальные люди хотят сорвать советский праздник. Вместе с хиппи на помощь львовским милиционерам и кагебистам начали прибывать их коллеги из других городов, особенно из Москвы. Начались облавы. Забирали всех подряд, особенно тех, у кого были длинные волосы. Под этот шумок пострадали художники. Все отделения милиции были забиты под завязку. Как докладывали тогда милиционеры, они задержали около пятисот человек. Посадили и меня.

Мы тогда как раз шли с Лычаковского кладбища в центр. Около шахматного клуба нас всех скрутили и отвезли на Зеленую в «ментовку». Кому-то дали 10 суток, кого-то отправили в психушку, кого-то выслали за город.

– А что вы делали на Лычакове?

– А мы там собирались. У нас на Лычаковском кладбище было свое место сбора. Там, где польские могилы, есть арка. Тогда там все было запущено, никто не убирал, никто не ухаживал, все заросло. Да и от людей далеко.

– И это все, в чем вы провинились: хотели провести свой концерт во время советского праздника?

– Нет, конечно. Во Львове был такой хиппи Ярослав Егерко. Он считал, что лозунгами о мире и любви изменить тоталитарный режим невозможно. Он хотел бороться радикальными методами. У него была своя униформа, оружие. Словом, все закончилось очень громким судебным процессом группы Шамира. Арестовали многих львовских хиппи. Студентов выгнали из институтов, вместо школьников отвечали их родители. А за Львовом закрепилась слава движения «политических хиппи».

– А как вы сообщали друг другу о новостях? Ведь Интернета тогда не было.

– Был телефон, писали письма и ездили автостопом. Например, если я выезжал утром из Львова, то при хорошем стечении обстоятельств уже вечером был в Минске. Письма, правда, перехватывали. Но я посылал сразу по три. Если два перехватят, то хоть одно точно дойдет.

Воевать для меня неприемлемо

– Сколько раз вам обрезали волосы?

– Ни разу. Я ж не дурак, чтобы на это согласиться. Например, 7 мая я с другом пошел в кинотеатр «Украина». Как сейчас помню. Это был фильм «Аты-баты, шли солдаты». Я сидел на парапете, ждал, пока людей начнут пускать в зал. И тут ко мне подходит милиционер, и начинается разговор: «Ты что здесь сидишь, ты на кого похож, ты советский народ позоришь». И меня забирают в ДНД. Там начинают угрожать остричь волосы. Но не нашлось того, кто бы взял ножницы в руки. Но не всем так везло.

Я даже на паспорт фотографировался с длинными волосами. На советский паспорт! Чтобы мне разрешили так сфотографироваться, я писал в различные инстанции. Мне даже «Комсомольская правда» помогала добиваться своих прав.

– Но когда забирали в армию, то должны были побрить наголо!

– А я не служил в Советской Армии.

– Как это – не служил?

– Служба в армии противоречило моим моральным принципам. Поэтому я добровольно пошел в психушку. Пришел сам, в длинном сером балахоне, босиком, сел на балконе в позе лотоса и уставился в одну точку. Возле меня ходили люди и спрашивали: «Он ненормальный, что так сидит?». Меня вызвал на разговор врач. «Принимаешь наркотики? – Принимаю. – Где берешь? – Поляки привозят. – Что видишь во время приема наркотиков? – Что я птица, летаю. – Хочешь в армию? – Очень хочу. Очень хочу пострелять, все равно в кого, лишь бы стрелять». Вот мне и поставили диагноз «психопатия». Подержали месяц на Кульпаркове и отпустили. Правда, с таким диагнозом мне нельзя водить машину, учиться в вузе, но и в армию не взяли. А велосипед я могу и без прав водить.

– А с работы не выгоняли?

– Выгоняли. Я работал натурщиком в институте прикладного и декоративного искусства. И раз в месяц ходил за зарплатой в главный корпус. Там меня и увидел тогдашний ректор. Увидел, схватил за руку, завел в отдел кадров и приказал меня уволить. Мол, мой внешний вид компрометирует студентов. Это был 1980 год. Беру я свою трудовую книжку с такой странной записью об увольнении и иду к адвокату. Тот тут же готовит документы в суд. Через две недели я одновременно получаю повестку в суд и письмо из института с просьбой зайти. В институте мне говорят, что ректор погорячился и меня восстанавливают. Но через два года, посредством комсомольского бюро меня все-таки увольняют. Формулировка была такой: «Просим рассмотреть вопрос о целесообразности ставить на постановки товарища Олисевича, так как он своим внешним видом и идейными убеждениями не способствует формирования у советских студентов чувства патриотизма и правильного понимания социалистического образа жизни». Словом, рисовать меня уже нельзя было.

– Кто-то из нынешних политиков или известных людей был хиппи?

– Олесь Старовойт, депутат Львовского областного совета. Ныне покойный известный журналист Сергей Набока. Гарик Сукачев. К сожалению, сейчас осталось очень мало настоящих хиппи. Многие умерли, многие выехали за границу.

– А говорят, хиппи принимали наркотики, занимались беспорядочным сексом.

– Настоящие хиппи никогда такого не делали. Но были такие, которые просто хипповали. В основном, сынки богатых родителей. Они считали, что им все позволено. Они и очернили идею настоящих хиппи.

Из истории вопроса

Хиппи (от англ. hippy или hippie; от разг. hip или hер,) — молодежная философия и субкультура, возникшая в США в 1960-х. Расцвет движения пришелся на конец 1960-х - начало 1970-х годов. Первоначально хиппи протестовали против пуританской морали некоторых протестантских церквей, а также пропагандировали стремление вернуться к природной чистоте посредством свободной любви и пацифизма. Один из самых известных лозунгов хиппи: «Make love, not war!», что значит «занимайтесь любовью, а не войной!».




Алик слева
Алик слева
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ