Сегодня 18 января -6°C
Галина ГУПАЛО. (16 октября 2009)
В мединституте студент Зуб спаивал крыс

В мединституте студент Зуб спаивал крыс

Комментарии: 2
«Я вредный, занудный и должностями не торгую»

Во Львове неформальные встречи городских чиновников с журналистами уже стали доброй традицией. Во время таких бесед «без галстуков» представители масс­медиа узнают ближе власть имущих, и такие встречи раскрывают их человеческую сущность. На этот раз с журналистами встречался кандидат медицинских наук, начальник управления охраны здоровья департамента гуманитарной политики Львовского городского совета Владимир Зуб.

130 гривен – и ни в чем себе не отказывай!

Владимир Зуб родился, как принято писать в автобиографиях, в семье служащих. Мама была учительницей, папа – заведующим хирургическим отделением в больнице. Работали честно, поэтому особо не шиковали. И когда сокурсники Владимира по мединституту уже во Львове спрашивали его, кто у тебя отец и он называл его должность, они недоумевали: «И у вас нет машины? Ты ничего не придумываешь? Папа действительно зав. хирургическим отделением?».

Владимиру, когда он закончил Львовский мединститут и уехал в Чернигов на работу, эти слова вспомнились, когда он получил свою первую зарплату – 130 гривен. Причем эту зарплату еще и задерживали. Дипломированного хирурга тогда охватили невеселые и досадные мысли: «Ну где же справедливость? Да любой рубщик мяса заколачивает в день больше, чем моя зарплата!». Жене пришлось выйти на работу, она трудилась в районной поликлинике, где хоть платили регулярно. Вот тебе и машина! Какая машина при таких зарплатах!

В Чернигове, конечно же, народ был другим. Так «благодарить» врачей, как во Львове, там было не принято, да и не привыкли. Ну, могли, конечно, после операции принести бутылку водки и полпалки колбасы, еще баночку огурчиков на стол хирургу поставить – и считалось нормально.

– Сейчас, – вспоминает Владимир Иванович, – уже и в Чернигове такого гонорара тоже нет. В свое время меня очень поразил один молодой врач, который заявил, что за пять баксов он даже со стула не встанет, не то, чтобы что-то делать. А в то время пять баксов – это было пять баксов.

Узнавать жизнь пришлось молодому хирургу не с хорошего старта, подготовленного отцом или дядей, а при помощи собственных знаний и способностей.

На Бога надейся, а сам не плошай!

Конечно же, после окончания школы Владимир Зуб надеялся поступить и получить диплом в столичном мединституте, как отец. Тем более, что Киев от Чернигова в 100 км. Но с поступлением в этот вуз, по словам отца, было все не так просто: и конкурс большой, и дети разных чинов туда «навострили лыжи». В общем, простым советским выпускникам пробиться сложно. Но как раз в этот момент приехали в Чернигов представители Львовского мединститута и очень красиво и убедительно рассказывали, какой это классный вуз, мало того, приглашали студентов на учебу. И Владимир решил попробовать. Так что выбрал он львовский вуз вполне осознанно и таким образом попал в Западную Украину, где было все совсем по-­другому, да и менталитет галицкий не сразу ему стал понятен: культура была выше, город красивый, но платить здесь привыкали за все с младых ногтей. Здесь уже считалось моветоном не отблагодарить человека за услугу.

Но с первого курса его тут же забрали служить в армию – да еще и в артиллерию.

 – И мне, 19­-летнему пацану, – вспоминает Владимир Зуб,– пришлось отвечать за подразделение, в котором было 36 человек комичей, которые по-­русски ничего не понимали. Служил сначала в Бердичиве, а потом в Германии. Вот это и был мой первый опыт работы с людьми. Но именно армия помогла мне повзрослеть и поставить мозги на место.

А когда вернулся на второй курс после армии, умер мой отец. Это была очень большая потеря и большой стресс для меня, смерть была неожиданной, папа работал в больнице, побежал по ступенькам за пациентом, чтобы сказать ему, мол, если станет хуже, приходи завтра, будем готовить к операции – вернулся в ординаторскую, начало сильно болеть сердце, инфаркт – и отец ушел…

Грызунов до панкреатита не довел

Владимир Зуб не был «типичным» студентом: он не любил загулов, несерьезного отношения к учебе, всегда четко знал, чего хочет в этой жизни, и шел к своей цели, не сворачивая и не изменяя главным жизненным и моральным ценностям. Он хотел стать классным хирургом и все для этого делал: ассистировал на операциях, читал научные статьи и проводил на практике описанные в них эксперименты. Но после этого пришел к неутешительному выводу, что не всем научным статьям можно верить. Так, изучая на крысах влияние алкоголя и жирной пищи на возникновение панкреатита, понял, что никакого панкреатита в конце эксперимента у крыс не было, а значит, научная статья была блефом.

Но эксперимент на лабораторных крысах он проводил очень тщательно. Ведь историю возникновения панкреатита лучше было изучать экспериментально на крысах, чем и занялся студент Зуб, причем со всей присущей ему ответственностью, занудством и серьезностью. Он поил несчастных крыс водкой и сытно кормил их.

«Зубовский» эксперимент захватил праздник Пасхи, но будущий хирург не мог прервать своих наблюдений и уехать праздновать к маме Светлое Христово Воскресенье. Он решил пожертвовать праздником и остаться в виварии. Ну, как остаться? Остаться во Львове. А поскольку в выходные дни в виварии никого не было, он со своим другом залез через окно, напоил крыс водкой, покормил и продолжил свое наблюдение. Самое интересное, что пьяные крысы имели такие же повадки, как люди. Тогда на его эксперимент пришлось потратить 6 бутылок водки!

Закончив эксперимент и убедившись, что статья в научном журнале не подтвердила его практических наблюдений и, несмотря на то, что крысы «злоупотребляли» алкоголем, панкреатита у них не было, Владимир был глубоко разочарован.

А еще он никогда не сидел на майданах с повязками, на которых было написано: «Я голодаю», как это делали многие студенты, потому что не верил, что люди, которые ими руководили, а это были вчерашние партбилетчики, действительно преследуют благородные цели, а не действуют в своих личных интересах.

Вместо громких акций и протестов он предпочитал практический опыт в операционной, который, конечно же, ему понадобится в будущей профессии.

Уже на третьем курсе ему доверили первый раз «помыться на операцию», и он простоял в операционной, как настоящий ассистент, ему даже доверили что-то подержать из инструментария – и это было большим счастьем. Интернатуру Зубу проходить не было надобности, он успел все это сделать еще на пятом курсе. А потом вместе со своим коллегой и другом Игорем Герычем написали кандидатские диссертации о том, как лечить инфекционные заболевания у наркоманов, и эти работы были первыми в Украине на эту тему.

Более того, он вместе со своим другом и коллегой И. Герычем и на практике оперировал больных гепатитом, СПИДом и т.д., без масок, надеясь на то, что все эти заболевания обойдут его стороной. Хотя случаев, когда врачи умирали, заразившись от больных гепатитом, предостаточно. К счастью, все обошлось хорошо, никто ничем не заразился.

После окончания вуза Владимир Зуб 15 лет работал хирургом у себя в Чернигове. Насмотрелся разного в жизни, но всегда хотел работать честно.

Из первых уст

 «Я вредный, занудный и должностями не торгую»

– Нет, я, конечно же, не бессребреник, больше того, когда меня не отблагодарили за успешно проведенную операцию, я обиделся. Но должна же быть совесть у человека, не надо быть рвачом. Когда позвали во Львов и назначили начальником, было непросто, да и сейчас тоже. Нет, я не боюсь отстаивать свою позицию, ругаться с влиятельными людьми, хотя, как и каждый человек, я, может быть, в чем-то и уязвим. Но отстаивать свою позицию я готов, хотя это всегда сложно, чем-то надо жертвовать: портить отношения и нервы, переживать, но, главное, верить в то, что справедливость все-таки есть. Кроме того, у меня два сына и, как отец, я хочу, чтобы они выросли достойными людьми.

– Да, мне приходилось увольнять главных врачей, в частности, главного врача одной из больниц за «левые» справки, те самые, по которым дети поступали в институты. А что бы вы сделали на моем месте? Ой, какая это была головная боль! Из каких высоких инстанций мне только не звонили! А сколько проверок сразу прислали! Но я все равно его уволил, – говорит Владимир Иванович. – Я, конечно же, помогаю своим знакомым, если речь идет об их детях, детям нужно помогать. Если отец хочет поделить свою ставку с дочерью, почему не помочь и не посмотреть, что может этот ребенок? Но я не торгую должностями. Ведь сам всех должностей добивался самостоятельно.

Кстати

Начальник управления охраны здоровья г. Львова сейчас больше всего хотел бы перевести городские больницы из приспособленных помещений в новые здания, но их нужно еще построить, придать всем городским больницам «человеческий облик». А вот денег на какие-то выдуманные нужды у него не выбить: только под конкретные работы и проекты. И, судя по последним «преображениям» некоторых городских лечебных заведений (роддом на Мечникова, больница скорой помощи, 8-­я городская больница и т.д.), у него это получается и результат можно увидеть воочию. А значит, «львовский период» деятельности Владимира Зуба на посту чиновника запомнится добрыми делами. А это в наше время – скорее приятное исключение, нежели правило.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт