Галина ГУПАЛО (28 октября 2009)
Продюсер Елена Мархасева:«Братья Гадюкины» называли меня «мама Лена»

Продюсер Елена Мархасева:«Братья Гадюкины» называли меня «мама Лена»

«Братья Гадюкины»

ЕСЛИ БЫ НЕ НАРКОТИКИ, ТО ВСЕ БЫЛО БЫ ЕЩЕ КРУЧЕ 

То время, когда песни «Братьев Гадюкиных» звучали в каждом ресторане, а в «Романтик» во Львове на их концерты было не попасть (люди готовы были не только стоять в проходах, но и сидеть друг у друга на плечах, лишь бы только услышать Кузю), прошло, но их помнят многие поколения: и те, кому сейчас только 30 и те, кому сорок и далеко за сорок. Успех у «Братьев Гадюкиных» был коротким, но оглушительным, а каждая фраза из песни становилась крылатой. Так никто и нигде не пел. Их хиты из первого альбома «Наркомани на городі», «Чуваки, всьо чотко!», «Приїдь до мене у Мостиську, кучеряве дівчисько!» распевали на каждом углу.

Ребята были самородками, без консерваторного образования, без денег, пристанища и часто без еды. Это потом, когда пришел успех, они почувствовали себя звездами и начали … срывать выступления, о чем раньше боялись даже думать. А их добровольному спонсору и продюсеру приходилось платить неустойку, заминать скандалы, лечить их лидеров в дорогих клиниках в Бельгии, тратить на них свои деньги, покупать еду и одежду, часами уговаривать и совестить их, не имея в результате никакой прибыли, кроме осознания того, что удалось все-таки эту группу вытолкнуть в люди, чтоб ее услышали и приняли.

Елена Мархасева, бывший продюсер группы, вспоминает о своих подопечных с теплотой и считает, что все ребята из этого коллектива были талантливыми и самодостаточными, если бы не пагубная страсть Кузи и ударника Миши Лундина к наркотикам. Именно эта страсть привела к распаду группы и погубила Кузю.

Ее знакомство с лидером группы Сергеем Кузьминским (Кузей) произошло совершенно случайно в мастерской одной львовской художницы, куда в это время Сергей захаживал  пообщаться.

Елена Яковлевна в то время была дамой светской, при деньгах и связях, имела влиятельных друзей и, естественно, парень без гроша в кармане, вечно голодный и какой-то неприкаянный, не произвел на нее особого впечатления, но обратил на себя внимание.

Именно здесь Кузя как-то и рассказал Елене о своей мечте: петь свои песни на сцене и играть музыку, но денег на запись кассет, организацию концертов и другие необходимые нужды у него, конечно же, не было. Но чтобы она имела хоть какое-то представление об их творчестве – вручил ей кассету со своими песнями, записанную на обыкновенном магнитофоне в одном из львовских подвалов. Качество ее было просто ужасным: она шумела, скрипела, слов не разобрать, разве что прислушаться.

Лена постаралась и прослушала все-таки эту кассету дома, а потом смеялась до слез. Тексты были необычные, талантливые, смешные, и в такой манере в Украине тогда не пел никто. И она решилась ребятам помочь, вложить свои деньги и вытолкнуть их на эстраду.

Вместе они узнали минуты успеха и настоящего триумфа. Ведь после выступлений «Братьев Гадюкиных» на нескольких фестивалях о них заговорила вся страна – и на их концерты было не пробиться.

«Я ПОВЕРИЛА В УСПЕХ ГРУППЫ»

Даже Алла Борисовна в свое время пригласила их участвовать в «Рождественских встречах». Говорят, когда арт-директор Пугачевой дал ей в гостинице прослушать кассету группы и перевел ее на русский, Алла Борисовна буквально упала от хохота и начала рассматривать «Гадюкиных», как возможных участников в своих будущих проектах. Но все это было потом, а до этого в группу никто не хотел вложить даже пяти копеек. Единственным спонсором и директором, другом и помощником была Елена Мархасева, которую участники коллектива просто звали мамой Леной и, по ее же признанию, она считала их своими детьми. Ведь фактически это была уже не группа, а семья, и все они обоюдно были нужны друг другу.

– Кстати, все свои песни для первого альбома Кузьминский написал за какой-то час времени, – вспоминает Елена. – На него тогда словно сошло озарение.

Лена заплатила за запись альбома одной из львовских студий звукозаписи, записала кассеты, растиражировала их и начала раздавать студентам в общежитиях, в студенческих организациях, в институтах, распространять среди городской молодежи. Первым аранжировщиком группы был Владимир Бебешко, а первый альбом был записан на студии в бывшем РОКСе.

Отборочный тур на «Червону Руту» проходил во Львове. Группа пошла сразу на последний, финальный тур и заняла опять первое место.

НА «ЧЕРВОНОЙ РУТЕ» «ГАДЮКИНЫХ» ПРОСТО

НЕ ВПИСАЛИ В ПРОГРАММУ

– На фестиваль «Червона Рута» группа уехала без меня, – продолжает Мархасева. – Вдруг мне звонит Сережа и сообщает, что группу не внесли в программу фестиваля. Пришлось ехать. И в уже напечатанную программу выступления я вписала их от руки тридцатыми по счету. «Братья Гадюкины» на фестивале разделили второе место с группой « Кому вниз», а первое место на «Червоной Руте» заняла сестричка Вика. Потом на киевской киностудии о «Братьях Гадюкиных» сняли клипы, вместе с лауреатами фестиваля «Червона Рута» мы объездили Францию, Канаду, Бельгию, Германию, Польшу, Чехословакию. Выступали в основном в клубах перед украинской диаспорой, но всегда и всюду группу принимали особенно хорошо. Хотя работать с Сережей становилось все тяжелее. Соратники по несчастью его находили везде – и за границей тоже.

Но в целом я очень рада, что благодаря Сереже я узнала таких талантливых музыкантов, как Паша Крохмалев, Игорь Мельничук, Андрей Партыка, Миша Лундин, и стояла у истоков их роста, как музыкантов.

Сегодня я счастливый человек, – уверяет Елена. – Я окружена любовью. В моем сердце живет радость. Как всегда, легко строю планы…

В тему

На лечение Кузю «высылали» в Бельгию

Елена вспоминает, как не раз посылала Кузю в Бельгию на лечение, как старалась вывести его из затяжных депрессий, но все это не давало длительного результата. Сергей срывался все чаще и чаще.

– Естественно, это сказывалось на нашей возможности полноценно гастролировать, – говорит Лена. – После нескольких сорванных гастролей я боялась подписывать гастрольные контракты. Тем не менее, мы оставались одной семьей, тем более, что моя семья к этому времени распалась. Мой муж, прекрасный художник¬керамист, не захотел мириться с моим частым отсутствием и присутствием в нашем доме большого количества чужих людей. Моего нового увлечения музыкой группы «Братья Гадюкины» он не разделял. Его раздражала манера Кузи самому открывать наш холодильник и, кроме того, выпивать без разрешения его коньяки. Только теперь, спустя 20 лет, я понимаю своего мужа. Ведь тогда я считала его замечания придирками и мелочностью.

За 7 лет были разные ситуации в гастрольной жизни группы. Когда Сережа лечился в Бельгии, многие стали говорить, что «Гадюкиных» больше нет. Тогда я решила при помощи Виталия Климова, тогдашнего ведущего одной из телевизионных программ, отснять телевизионную версию приезда из Буркина Фасо отца всех братьев – Левка Гадюкина. Мы это успешно сделали, как только Сережа вернулся из Бельгии. Папу Гадюкина талантливо сыграл Маркиян Иващишин, известная в нынешних политических кругах фигура. А мне, конечно же, досталась роль матери, его жены. Вышло настолько здорово, что даже мои знакомые киевляне, увидев эту передачу, спрашивали, правда ли, что Левко Гадюкин мой муж, а Гадюкины – мои дети и почему я это скрывала раньше от них.

После возвращения Сережи из Бельгии я с ребятами записала третий альбом «Було не любити». Сергей много рассказывал о реабилитационном центре, о методах лечения и совершенно перестал колоться. В советское время о проблеме наркомании не говорили, потому что и наркоманов было не так много, и говорить об этом было не принято. Я была убеждена, что наркомания начинается с желания уйти от действительности, а это желание появляется у человека от недостатка любви, и я верила, что меня многие услышат и присоединятся, а все вместе мы сможем что­то придумать и изменить в лучшую сторону.

– После записи последнего альбома я тяжело заболела двухсторонним воспалением легких. В это время мне подарили собачку, я уверовала в Бога и покаялась. Мне тоже нужна была любовь, ведь после больших концертов я чувствовала себя очень одинокой, к этому времени все ребята поженились. А я приезжала домой после успешных концертов с полной машиной цветов и, видя темные окна своей квартиры, не хотела выходить из машины. Во время болезни, когда я была оторвана от внешнего мира, а болела я четыре месяца, я поняла, что мне надо кардинально менять свою жизнь. У меня было время размышлять: я уверовала, покаялась и приняла Бога. Тогда же мы все и расстались – и каждый пошел своим путем.

Досье «КП»

Елена Мархасева родилась во Львове в 1944 году. Училась в музыкальной школе. Имеет два неполных высших образования. Профессиональный фотограф широкого профиля. Кроме «Гадюкиных», продюсировала Гарика Кричевского, записала два его альбома «Левандивка» и «Привокзальная». Записала альбом для групп «Мертвий півень» и «Плач Єремії».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт