Галина ГУПАЛО (3 декабря 2009)
Вдова композитора Кос-Анатольского Надежда Андреевна:Когда мы пели «Многая лета», то нас слышала вся улица»

Вдова композитора Кос-Анатольского Надежда Андреевна:Когда мы пели «Многая лета», то нас слышала вся улица»

Фото из семейного архива.

Он очаровывал всех, кто с ним общался. А в наследство всем нам оставил оперы, балеты, симфоническую музыку, песни и романсы.

Защищал неугодных режиму людей

Его называли певцом Карпатского края – Галичины. И те, кому посчастливилось с ним работать, учиться, творить – вспоминают о нем с глубоким уважением и любовью, ибо вся его жизнь была посвящена не только творчеству, но и отстаиванию интересов украинской культуры как таковой, защите творчества своих земляков, которым в годы тоталитарного режима приходилось очень непросто. Вот где воистину пригодилось его юридическое образование. Ведь во времена сталинских репрессий и тоталитарного советского режима нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы обойти все кагэбистские силки и помочь тем людям, которые в этом нуждались. Анатолию Иосифовичу это удавалось – и он спасал душу украинства.

Вот что рассказал «КП» профессор, доктор искусств, заведующий кафедрой теории музыки музыкальной академии им. Николая Лысенко Александр Козаренко:

– Анатолий Кос-Анатольский сумел помочь очень многим людям, которые в будущем прославили Украину своим талантом. У него была счастливая судьба. Он не боялся быть в музыке искренним, лирическим и откровенным. И это подкупало и захватывало. Вспомните его известный романс на слова И. Франко «Ой, ти, дівчино, з горіха зерня» или его триаду соловьиных романсов «Соловей і Троянда», «Солов’їний романс», перепевы для колоратурного сопрано, которые исполняли на больших сценах страны и мира известные украинские оперные певицы Евгения Мирошниченко, Диана Петриненко, Белла Руденко.

Будучи депутатом двух созывов Верховного Совета СССР, он не боялся поднимать свой голос в защиту украинской культуры и ее представителей, он использовал свой большой общественный вес и авторитет, если можно так сказать, для конкретных дел, для помощи конкретным людям, при этом продвигая национальную культуру в другое, более высокое эстетическое измерение. Он пользовался огромным авторитетом и помогал очень многим людям.

Сестры Байко появились благодаря соловьиному маэстро

Если бы не Кос-Анатольский, не было бы трио сестер Байко, которые были простыми лемковскими девочками. Для этого трио Кос-Анатольский написал около 30 песен, и сестры Байко стали целым явлением в национальной культуре, а помочь реализовать им свой потенциал помог Анатолий Иосифович.

Он помог состояться и дочери врага народа Марии Крушельницкой, знаменитой пианистке, которая училась в Московской консерватории. Ее отца, Тараса Крушельницкого, как врага народа, расстреляли – и в то время ей был заказан путь в искусство. Она поступила в консерваторию под фамилией своей матери Марии Шушкевич и достигла успеха.

Анатолий Иосифович опекал ее и не боялся последствий, которые в то время за такое опекунство были бы довольно жесткими.

Он фактически спас известного композитора, знаменитого музыкального деятеля, экс-ректора Львовской консерватории Василия Барвинского, которого сталинский режим сослал в мордовские лагеря. Именно благодаря его усилиям и его стараниями в 1958 году Василий Барвинский смог опять возвратиться в родной Львов.

Во Львове Анатолий Иосифович потратил много сил, чтобы организовать концерт Барвинского. После вступительного слова Кос-Анатольского на этом концерте половина зала плакала. И таких случаев в биографии знаменитого композитора немало.

«Не руш! Це наше!»

Малиновая казачья китайка, укрывшая, по старому казачьему обычаю, гроб, в котором хоронили знаменитого украинского композитора Николая Лысенко, сохранилась до наших дней тоже благодаря Кос-Анатольскому.

На похоронах знаменитого композитора Николая Лысенко была делегация из Галичины и эту китайку должны были реквизировать. Один из участников делегации – Остап Нижанкивский – просто вырвал ее из рук жандармов со словами: «Не руш, це наше!», и привез дорогую реликвию во Львов, где ее прятали сначала в доме, где находилось общество им. Т. Шевченко, а потом – в Союзе композиторов во Львове, который возглавлял Кос-Анатольский.

Он реставрировал эту китайку, и когда открылся музей Николая Лысенко на улице Саксаганского в Киеве, передал ее музею, где она находится до сих пор.

Самое интересное, что, будучи депутатом Верховного Совета СССР и более 40 лет возглавляя Союз композиторов во Львове, Анатолий Иосифович никогда не состоял в Коммунистической партии и оставался беспартийным до конца своих дней, а все свои полномочия использовал во благо простых людей, особенно поддерживал послевоенных детей, у которых часто была непростая судьба. За все, за что бы он ни брался, он чувствовал большую ответственность. Он спасал украинскую культуру своим творчеством и активным отстаиванием украинских талантов и вывел ее на совершенно новый духовный и эстетический уровень.

Анатолий Иосифович оставил много хорошей музыки, к которой мы ныне опять возвращаемся, ведь она возрождает душу, и этот лирический оазис его мелодий среди нашей непростой жизни, как живая вода, возвращает нас к духовности.

Кос-Анатольский – автор первого западно-украинского балета «Платок Довбуша», автор опер «Заграва», «Сойчине крило», «Орися», которые ставились во многих театрах Украины.

Его считают и основоположником украинской эстрадной песни. В 60-е годы «Білі троянди», «Коли заснули сині гори», «Ой, піду я в гори» слушала и распевала вся советская Украина. Он развивал такие культурные танцевальные жанры, как танго, фокстрот, твист, самбу, которые в советское время не приветствовались, писал современную музыку. Такие люди, как Анатолий Иосифович, – настоящие сподвижники национальной культуры, ее самое большое богатство и гордость.

Из первых уст

«Я прожила с Анатолием Иосифовичем счастливую жизнь»

– Анатолий был прекрасным мужем: внимательным, настоящим джентльменом, который умел любить, ценить и уважать женщину. Он нравился всем, кто его знал, и его все любили.

Он получил очень хорошее образование, вернее, у него их было два – юридическое и музыкальное. Он знал языки, общался со своим коллегой, композитором Борисом Лятошинским, на немецком. И, конечно же, Анатолий получил прекрасное воспитание в семье.

Его мама и папа прожили в любви и согласии всю жизнь, воспитали прекрасных образованных детей. Отец был бургомистром нынешнего городка Комарно, а мать, вышедшая из семьи священника, была очень интеллигентной, тонкой и образованной женщиной, которая владела несколькими языками: немецким, французским, польским и, конечно же, украинским, хорошо играла на фортепиано.

И все самое хорошее родители Анатолия сумели передать всем своим четверым детям.

Мой муж имел европейское воспитание, поэтому находиться в его обществе всегда было приятно и интересно. Это были самые счастливые мои годы.

У нас есть дом в Гребенове, где мы с ним постоянно отдыхали. Анатолий Иосифович очень любил горы. Горы для него были лейтмотивом, если можно так сказать, его жизни. Синие горы… Мы ездили туда в последний раз за два месяца до его смерти 30 ноября 1983 года.

А еще мы очень любили собираться всей родней на его именины (3 декабря – Анатолия) и петь песни, ведь родня мужа и по материнской, и по отцовской линии были музыкально одаренными людьми.

Когда пели «Многая лета», то нас, наверное, слышала вся наша улица Глебова во Львове, на которой мы и прожили всю жизнь.

 





загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Светская хроника и ТВ

Спорт