Галина ГУПАЛО (5 декабря 2009)
«Городские сумасшедшие» Львова творили историю города

«Городские сумасшедшие» Львова творили историю города

«Городские сумасшедшие» Львова

Некоторые из них знакомы каждому горожанину. Их воспринимают по-разному: одни опасаются, другие смеются, третьи сочувствуют. Ясно одно: эти люди в мозаике городской толпы были, есть и будут, они - его неотъемлемая часть. Часто эти колоритные люди даже становятся лицом города.

Некоторые интересные истории о харизматичных личностях этого типа рассказал «КП» писатель и знаток львовских легенд Илько Лемко.

- Очень жаль, - говорит Илько Лемко, - что в советское время и во времена независимой Украины ни один писатель или журналист не описал в своих сочинениях ни одного уличного типажа, хотя их было очень много.

- Какие же они, необычные и колоритные личности старинных львовских улиц?

- Еще сравнительно недавно центром Львова гулял мужчина в летах, который подбегал к первой попавшейся женщине любого возраста и, бурно восторгаясь ее реальной либо вымышленной красотой, говорил: «Какая же вы красивая, просто самая лучшая в мире!», - улыбаясь, рассказывает писатель.

Эти слова от него слышали на протяжении многих лет сотни и тысячи львовянок. И хоть такие комплименты ни одна из них всерьез не воспринимала, все-таки приятные слова поднимали настроение и заставляли улыбнуться.

- Или возьмем хотя бы вечную «невесту», которая обычно гуляла по проспекту Свободы в фате, - продолжает пан Илько. – Вспомните «актера» с неадекватной психикой, который тоже не единожды «шпацеровал» по улицам, но всегда безукоризненно одетый, и никому не причинял никакого вреда. Да и надоедливого «трубача» львовяне небось тоже запомнили, ведь он своей игрой не раз шокировал пассажиров львовских трамваев. И сегодня на львовской брусчатке есть очень много типажей, которые своей оригинальностью не уступают типажам прошлого. Но будут ли знать о них наши потомки через несколько десятилетий?

В то же время поляки были более чувствительны и внимательны к таким людям и оставили нам немало литературных воспоминаний о своих уличных героях. О некоторых из них я вам расскажу сегодня.

Шарлатан Луцык отнимал клиентуру у серьезных врачей

Самой известной уличной личностью 60-70-х годов Х1Х столетия во Львове был Луцык. Недоучившийся врач, он стал феноменальным шарлатаном, который в качестве целителя пользовался сумасшедшей популярностью. Ходил Луцык, обвешанный с ног до головы какими-то мистическими звездами, серебряными кругами, призматическими стеклышками. В меховом рукаве он всегда носил гадюку.

Иногда днем Луцык гулял львовскими улицами с зажженным фонарем и орал, как Диоген: «Ищу человека!».

Лечил Луцык всех одним универсальным методом: таблетками собственного производства, которые обязательно надо было запивать рюмкой водки. Такой метод лечения нравился, особенно мужчинам. Слава целителя была настолько громкой, что даже уважаемые врачи, которые ничем не могли помочь пациенту, советовали ему пойти к Луцыку. Если же больной после консультации у Луцыка умирал, все говорили: «Ну, если уже Луцык не помог – видно, у него такая судьба».

- Луцык был довольно обеспеченным человеком, - рассказывает писатель Илько Лемко,- но, как на грех, любил  ссориться с полицией, и его однажды, чтобы наказать, даже посадили в монастырское заведение для умственно больных. Но Луцык и там не пропал и, соорудив в комнате небольшой алтарь, служил молебны для «чокнутых». Потом его выпустили на свободу, и Луцык даже женился, что стало для львовян большой сенсацией.

И хоть ему было запрещено заниматься врачебной практикой, все же Луцык до конца своих дней лечил нуждающихся своими универсальными таблетками.

О Луцыке львовяне рассказывали очень смешные случаи. Однажды к нему пришел больной и пожаловался:

- Доктор, у меня вскочил чирей на очень некрасивом месте.

Луцык внимательно осмотрел лицо пациента и удивленно сказал:

- Но я здесь ничего не вижу!

Некоторые львовские врачи, по словам Илька Лемка, имели на Луцыка «зуб», ведь он отбивал у них клиентуру. И вот они захотели сделать что-то такое, чтобы навредить его врачебной репутации, основательно посмеявшись над ним.

Как-то они подговорили одного мужчину, чтобы он пришел и пожаловался на болезнь, которую Луцык не смог бы вылечить.

- Ой, доктор, - орал мнимый больной, который явился к нему вместе с врачами-завистниками, - что ни съем, не чувствую во рту никакого вкуса, будь-то картошка, хлеб, яблоко - ну ничего не различаю!

- Подождите минутку, - ответил Луцык и быстренько побежал за дом, где у него паслась коза. Насобирал козьего помета и, завернув его в капустный лист, принес пациенту.

- Вот вам лекарство, его нужно принимать три раза в день,- сказал лекарь.

- А сейчас можно попробовать? - спросил мнимый больной.

- Конечно, - ответил Луцык.

Когда пациент положил в рот лекарство, лицо его перекосилось и он заорал:

-Тьфу, да что вы мне дали, это же козий помет!

- Вот видите, какое мое лекарство хорошее, сразу вкус во рту появился! – ответил, ухмыляясь, Луцык.

Глупого Яся опекал магистрат

Одним из самых известных львовских «сумасшедших» начала ХХ столетия был Глупый Ясь. Жил он на Каличей Горе под Цитаделью, а мама его продавала борщ на площади Рынок. Всем львовянам было известно выражение Яся, которое когда-то сильно навредило бизнесу его матушки: «Не покупайте у моей мамы борщ, ведь там крыса утопилась».

Ясь бегал по улицам Львова вместе с детьми, всегда улыбался и всю свою жизнь был большим ребенком. Мелкие монетки, полученные из рук нищего Яся, считались талисманом и некоторые львовяне носили их в своих портмоне на счастье, а другие даже утверждали, что эти монетки помогают в игре в карты и притягивают удачу.

Ясь был большим философом. Однажды он подобрал на улице дохлого голубя и хотел приготовить его себе на ужин. «Ясь, да он же дохлый. Неужели ты не знаешь, что можно кушать только то, что убила рука людская?» - кричали ему люди. Но Ясь отвечал: «Его убил Господь, неужели вы думаете, что людская рука чище Божьей?»

Какой-то человек хотел посмеяться над Ясем и сказал ему:

- Ясь, быстро беги на Лычакивскую рогатку, там всем придуркам деньги дают.

На что Ясь ответил:

- Ану покажи, сколько тебе дали?

Ясь был настолько популярным во Львове, что его судьбой даже «опекался» магистрат, от которого Ясь получал харчи и одежду. А зимой для него гостеприимно открывал двери дом сумасшедших.

Богач Баронек скатился на дно

Более ста лет назад на углу гостиницы «Жорж» молча, не двигаясь целыми часами, а иногда даже днями, стояла загадочная фигура в «гранатовом» плаще до колен, в круглой шляпе на голове. Это был известный всему городу Баронек. Когда-то он в самом деле имел баронский титул и внушительное имение. Просаживая большие деньги налево и направо по кабакам, с картежниками, пьяницами и женщинами легкого поведения, Баронек, как говорили о нем современники, «потеряв последний стыд», оказался на улице без гроша в кармане.

Вел себя он очень странно, но заслужил полное доверие у серьезных господ, которые останавливались в гостинице, и выполнял их разные мелкие поручения. Его полная молчаливость была гарантией сохранения любой тайны. Заработав немного денег, Баронек шел в пивную, вспоминая свою бывшую беспутную жизнь, а потом, возвращаясь к своему любимому углу возле гостиницы, целую ночь спал стоя, не двигаясь. Как-то в один из дней Баронек исчез со своего обычного места, и вскоре его похоронили, как нищего.

Доктора и Профессора сгубили  жены-изменщицы

В давние времена за Оперным театром, неподалеку от рынка Кракидалы, стоял когда-то бедный пьяница и носильщик, которого называли Доктором. Пока его кто-нибудь не нанимал, чтобы поднести поклажу, он часами разговаривал сам с собой на немецком языке с примесью еврейского диалекта.

Когда-то этот человек на самом деле был военным врачом, который успешно прошел две войны, а в третьей потерпел поражение – в войне с собственной супругой, которая изменила ему и убежала с любовником.

Напиваясь до полусмерти и уже не помня себя, Доктор быстро скатился на самое «дно» социальной жизни. Здесь он за бесценок, а потом даже бесплатно, лечил львовский плебс, выписывая рецепты, за что все его очень любили, но потом, допившись до ручки, полностью потерял свои профессиональные навыки и годился только для того, чтобы подносить торговцам на Пляцу Голуховских, где теперь разместился рынок «Добробут», мешки с товаром. На этом же углу он неожиданно и умер после приступа белой горячки.

Похожая история случилась и с Профессором , которого тоже знал весь Львов сто лет назад. Как-то вечером, придя домой с лекций, он увидел, что его любимая жена убежала с любовником.

Профессор тяжело запил и уже через несколько недель ходил по бывшим Валам Гетманским, то есть по нынешней аллее проспекта Свободы, с книжкой в руках, часами декламируя античных поэтов.

Профессора очень любила молодежь, которая всегда окружала его, потому что он охотно давал консультации по латыни всем желающим и даже за небольшое вознаграждение сам писал академические работы.

Однажды профессор исчез с Валов Гетманских, выбрав местом своего пребывания уже львовские предместья. Здесь он тоже пользовался большой популярностью, потому что за рюмку водки писал для «містечкових» кавалеров стихотворные любовные послания для их пассий. Например, такие:

«Про кохання думка моя

Потрапляє в серце твоє,

Ти не муч мене, Касенько,

Руку дай свою швиденько…»

Профессор писал также элегии к разным торжествам.

Казалось, что Профессор был всегда веселым, но как только кто-то невзначай спрашивал о его сердечной ране, Профессор становился хмурым и за штофом водки еще долго не мог выйти из отчаяния.

загрузка...
загрузка...

Политика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт