Людмила Шубина (16 февраля 2010)
19-летний парень стал отцом для двух сестер и парализованного дедушки

19-летний парень стал отцом для двух сестер и парализованного дедушки

Комментарии: 4
Фото автора.

Мать пришла проведать детей и украла корову

Когда Яворивский районный суд Львовской области назначил Николая Кота опекуном 80-летнего парализованного дедушки Василия Ивахи и попечителем двух сестренок-школьниц – Марьяны и Оксаны, парню шел всего 19-й год.

Трагедия семьи в том, что их родители не умерли, они здравствуют и по сей день, пьянствуя и веселясь: Марию и Романа, которые бросили на произвол судьбы троих детей, лишили родительских прав.

По словам односельчан, Роман спился уже давно, а Мария четыре года назад ушла из дому в Яворив, где сожительствует с бомжом. Правда, раза два она в селе появилась. Но не из большой любви к детям. Первый раз явилась, чтобы... украсть корову. Подождала, когда все в хате уснут, вывела буренку – единственную кормилицу – и сдала на мясо. На эти деньги так погуляла с сожителем, что он ее в пьяном угаре чуть не убил. Благо, собутыльники спасли, «скорую» вызвали. А второй раз пришла днем, когда дети в школе были. А отец-то и подняться с кровати не может. Проскользнула в кухню и забрала всю консервацию, которую сын с дочками на зиму заготовили: ведь все лето под окнами выращивали огурцы, помидоры, зелень… Да еще полкило сахара, что соседи принесли, прихватила.

– А какая это была примерная семья, – вспоминают чолгинцы. – Мария и Роман любили друг друга до безумия. Дети у них были ухоженными. Мария пела в церковном хоре, ей даже доверили быть в храме дьяконом. Роман много работал, занимался хозяйством. Руки у него были золотые. Соседи звали на помощь, а рассчет – ясное дело, водкой. Начались скандалы. И Мария выгнала мужа из дому. Поехал он в соседнее село – к маме, где самогон ручьем льется. Оставшись без мужа, Мария впала в депрессию. А тут подружка появилась. Посоветовала горе водкой лечить. Так Мария и стала алкоголичкой, а трое детей – сиротами при живых родителях.

По словам соседей, такого мудрого, не по годам смышленого и работящего парня, как Николай Кит, в селе нет: не пьет, не курит, даже с девушками по дискотекам не бегает. Все время, с детского еще возраста, заботится о сестренках и деде. Закончил Новояворивское профессионально-техническое училище, по специальности – строитель. Но работы дома нет. В Польшу «челноком», как все его сверстники (большинство – с высшим образованием), не поедет – не с кем оставить деда, а девочки пока еще учатся. 

«Заработаю сестрам на институты и на свадьбы»

Сам же Николай на судьбу не ропщет:

– Вот Марьяна наша без копейки денег в педагогический колледж во Львове поступила. Умница. Знаете, как я сестренкой горжусь? Оксанка тоже толковая девчонка. И она обязательно выучится, чего бы мне это ни стоило. Девочки мечтают об университете. Вот исполнится Марьяне 18 – будет она за дедом смотреть, а я поеду за границу на заработки. Выучу девочек, приданое им справлю да свадьбы сыграю.

– А про свою свадьбу не думаешь? – интересуюсь у Коли.

– Нет, не думаю. Сначала детей надо на ноги поставить. Времени у меня нет на охи-вздохи. И деда хочу подлечить. Чтобы он пожил еще хоть лет десять. А лекарства, сами знаете, какие сейчас дорогие. Да и корову купить надо. Наша Звездочка мне до сих пор по ночам снится.

Этот год Николай перебивался, как мог, зарабатывая копейку на содержание семьи. Нанимался на работу к более богатым сельчанам. А как сезон огородов и строек проходит, начинается тяжелое время для семейства.

Продавщица из сельмага рассказывает:

– Смотрю – стоит у двери Коля, мнет шапку. Молча протягиваю ему булку и сахар. А мальчик, краснея, просит записать его в «черную книжку» должников, обещает обязательно отдать деньги. Но летом. Говорит, как заработает, нанявшись к богатым людям батраком, сразу принесет. И действительно, осенью деньги отдал. Но за зиму снова влез в долги.

А сестрички в своем брате души не чают. Чем могут – помогают. И по хозяйству, и морально поддерживают.

По словам классного руководителя Оксаны – Марии Карпы – девочка очень умная, трудолюбивая, но со здоровьем у нее проблемы. Как-то упала на уроке и не дышит. Вызвали «скорую», учительница поехала с больной ученицей во Львов. Нужна была срочная и очень серьезная операция, но без письменного согласия родителей врачи на нее не решались. А маму в то время еще не лишили родительских прав.

– Помчалась я в Яворов. Нашла Марию в таком бомжатнике, что страшно было заходить. Плача, рассказываю, что приключилось с Оксанкой. А она, пьяно ухмыльнувшись, ответила: «А кто она мне, эта Оксанка, такая? Да пусть умирает. Зачем она мне?» Тогда я упала на колени перед этой женщиной, заливаясь слезами. Но она оттолкнула меня. Тут зашел какой-то страшный мужик. Так глянул, что я обомлела. Быстро встала и побежала, не оглядываясь. Разрешение на операцию выпросила у дальних родственников Оксаны. Деньги на лекарства собирали всем классом – дети пошли с шапкой по селу. И девочка выжила, – вспоминает учительница Мария Карпа.

Оксанка Кит, которая сейчас учится уже в десятом классе, говорит, что раньше маму ненавидела, а теперь ее не осуждает, мол, что сделаешь, бесхарактерная она. Поддалась влиянию подружки, которая сама-то не спилась, а взяла себя в руки и вышла второй раз удачно замуж. 

Молва о парне дошла до заробитчан

Дедушка Василий Иваха не может двигаться, но находится при памяти: лежит в большой комнате на кровати в зимней шапке – семья экономит газ и электричество.

– Калекой меня сделал колхоз. Но пенсию никогда не видел, потому что опекуншей была дочка, которая те деньги пропивала. Поэтому хочу встать на ноги и что-то делать в огороде, чтобы у детей было, что кушать, – рассказывает дедушка.

Николай старается не вспоминать о прошлогодних хождениях по мукам, когда документы после решения суда на опекунство и попечительство оформлял. За одной только справкой, что он никогда в тюрьме не сидел, во Львов мотался раз этак десять. А это в оба конца – до 100 км тянет. Откуда у парня деньги на маршрутку или даже трамвай? Пришлось журналистке, которая совершенно случайно познакомилась с Колей, обзвонить все инстанции. И чиновники мигом засуетились. Одни справку для того, что нужна справка  Николаю Коту, мигом выписали, вторые – вызвали на ковер председателя сельсовета и директора сельхозпредприятия. После этого дед Василий и дети в первый раз за много лет наелись куриного мяса и гречки с постным маслом. А прошлым летом Оксанку даже по бесплатной путевке отправили в здравницу, на Черное море.

Мир, оказался не без добрых людей. Учителя-пенсионеры из Яворова собрали одежду, посуду, постельное белье. А несколько педагогов из львовского приграничья, которые выехали на заработки в Италию, буквально на днях прислали теплую одежду Коле и девочкам. Да и о дедушке не забыли. Даже письмо написали: мол, всем рассказывают о подвиге мальчика Коли, который стал отцом двум сестренкам и дедушке впридачу.

– Когда нам на чужбине совсем тяжко, мы вспоминаем о твоей судьбе, Коленька, и возвращаются силы. Что наши беды и унижения по сравнению с твоими, сынок? Крепись, милый. Дай Бог тебе здоровья, – пишут женщины с высшим университетским образованием, которых безработица толкнула на то, чтобы оставить своих детей на бабушек и дедушек, а самим нянчиться с чадами сеньоров.



загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

ежедневная работа во львове