Губернатор Львовщины Михаил КОСТЮК:  Заробитчанство разрушает семьи и село

Губернатор Львовщины Михаил КОСТЮК: "Заробитчанство разрушает семьи и село"

Комментарии: 3
Новый губернатор поражен количеством мусора - обычного и политического. Фото пресс-службы Львовской облгосадминистрации.

Вот уже целый месяц Львовской областью руководит новый губернатор. Для Михаила Дмитриевича это первый опыт работы председателем областной госадминистрации, хотя  до этого руководил всей железной дорогой страны.

"Я ­ не прораб!"

­ При своем представлении вы очень призрачно описали свой план действий. За это время вы уже освоились и определились?

­ От меня журналисты хотят услышать ответ прораба. А это неправильно. Губернатор ­ это не прораб или начальник цеха по разливу минеральной воды. Будь я им, я бы сказал: сегодня была зеленая бутылка, завтра будет белая, послезавтра будет квадратная, а потом мы запустим сладкую воду. Нет, я не хочу, чтобы мы говорили такими штампами. Нужно построить мощную платформу для восстановления производственного потенциала области. Ну что такое производственный потенциал? Это  содействовать и поднимать предприятия, которые работают в реальном секторе экономики. 

­ И что у нас во Львове есть такого?

­ У нас во Львове остались предприятия наукоемкие, это целый блок предприятий ­ "Электрон", ЛОРТА, другие предприятия, которым нужно содействовать в наращивании объемов. И используя потенциал этих предприятий и их опыт работы, их научные разработки, нужно развивать новые производства, которые бы ориентировались на ресурсосберегающие, энергосберегающие и альтернативные источники энергетики. Понятно, что на территории Львова нет смысла развивать тяжелую промышленность. Акценты уже расставлены. Регион акцентирован на улучшение туристической привлекательности. И тут мы должны заботиться об экологии, о чистоте, о восстановлении исторических памятников. И мы должны развивать те области хозяйства, которые способствуют развитию туризма. И здесь мы сталкиваемся с огромным барьером.

­ Каким?

­ Мусорная проблема региона не упорядочена. Начиная от Львова и заканчивая районными центрами. Около 700 стихийных мусоросвалок. Нет единой стратегии в решении проблем с мусором. Все это коряво. Нам  сегодня предлагают минимум восемь технологий. Поэтому в ближайшее время я запланировать вынести все это на суд общественности: мы проведем дискуссии, научный мониторинг. И только тогда сделаем выбор самой лучшей модели для нас. Мы выберем передовые научные разработки. Это ­ как четвертое поколение мобильной связи или пятое поколение светодиодных ламп. Зачем нам второе, устаревшее поколение, если есть возможность купить лучшее? 

­ А за эти 20 дней вы уже что­то решили?

­ За эти 20 дней вырисовалась проблема: мусоросвалок множество, они не упорядочены, единой технологии не существует, инвестора не запускают. Вопрос: почему в такую архиважную и опасную для региона отрасль не пришел инвестор? Да потому, что настроили барьеров! Поэтому мы проводим дискуссии и выбираем технологию. Я бы не хотел в этом ошибиться. Мы должны до нового года огласить открытый легальный конкурс на вход в регион инвестора по переработке и утилизации мусора.

­ А в Вашем районе мусор нормально вывозят?

­ Мусорник находится в 50 метрах от моего места проживания. И я помню, что десять лет назад на этом месте стояли три мусорных ящика. Они были плюс­минус заполнены и своевременно вывозились. Сегодня там стоит 11 таких. И они доверху заполнены.

"Авиарейсы должны быть доступны"

­ Как опытный транспортник, оцените ситуацию в области…

­ Учитывая ментальность и уровень заработной платы в регионе, имеют шанс работать только специальные бюджетные авиалинии. Мой личный опыт показывает, что невозможно летать из Львова в Киев за две тысячи гривен. А за сколько? Нужно летать за 700­800 гривен. Это тот коридор, который будет востребован. Иначе для чего мы построили мощные взлетные полосы, шикарный терминал, а пассажиров не будет?

Туристическая привлекательность региона состоит не из пустых фраз. Запустим скоростное железнодорожное движение и получим к нам туристов из центра и востока Украины. Это ­ полумеры. Но если мы станем площадкой лаукост­компаний*, и я прошу об этом Колесникова Бориса Викторовича, чтобы он максимально быстро проникся этим,  тогда мы получим пассажиров из Харькова, Днепропетровска, Луганска, Крыма. И мы запустим реверсную программу поездок львовян в неэффективный для Львова сезон в другие регионы.

­ Значит, скоро будем ездить в гости дешево и удобно?

­ И не только мы. Кроме того, здесь есть и возможность вернуть заробитчан домой. Если лаукост­компания, которая делает три рейса по Украине, получит три рейса в Европу, то мы знаем точно, что наши заробитчане попадают домой за 100 евро. Они сегодня не едут домой, потому что нужно платить за билет 400 евро. А дальше идет хитрость: как только он приехал домой, ему нужно предложить работу. Просто так он не останется. И мы уже начали разрабатывать программу поощрения заробитчан. Они сейчас ­ самый эффективный трудовой ресурс. Они выдрессированы западным капиталом. Это прекрасные строители, у нас есть ниша обслуживающего персонала в отельных комплексах. И главное: предприниматель, который предоставил заробитчанину рабочее место и это зафиксировано договором, должен получать преференции.

"Слишком много политического шума"

­ А что мешает вам работать?

­ В регионе есть все: есть потенциал, есть активные граждане, и есть много политического шума. И мы из­за этого просто катастрофически теряем свои позиции в продуктивной области. А шум этот, хочу вам сказать, непрофессиональный. Поэтому я хочу сказать: стоп шуму и вперед ­ экономика!

­ Что­то Вас удивило за эти дни?

­ Шокировало. Город Турка, районный центр. Нет централизованного водоснабжения и канализации. Я думал, что я неправильно спросил. Я спросил: "Что с очистными сооружениями". Мне ответили, что их нет. Тогда я спросил: "А что с коллекторной сетью?" Мне ответили, что она разрушена. Мы подошли к пятиэтажному дому и я спросил: "А как здесь действует канализация?" Головы поопускали и сказали, что канализация из дома выходит и дальше никуда не идет. Здесь сливаются отходы, и рядом же стоит колодец, из которого берут воду.

­ К "Евро­2012" осталось 200 дней. Вы уже изучили ситуацию с подготовкой, проблемы есть?

­ Конечно. Самый важный вопрос сегодня ­ это стопроцентная отработка транспортной модели на "Евро". От десяти дней до начала матчей и 15 дней после их завершения. Потому что сначала будут приезжать организованные и неорганизованные группы, потом начнется массовый наплыв болельщиков и гостей. И потом будет волна отъезда, которая также сначала будет прогнозированной, а потом ­ стихийной. И тут мы должны доработать внутрильвовские дороги и транспортную логистику около арены. Мы должны провести серьезную работу с жителями и убедить их на время отказаться от пользования автомобилями и даже от некоторых поездок, чтобы не перегружать это пространство. Мы также должны все грузовые потоки, которые идут через Львов, переориентировать на альтернативные объезды. Кроме того, нужно болельщиков расселить по области и не допустить перегрузку Львова в этом плане. Но мы должны им гарантировать удобный и быстрый доезд. Вместо этих бусиков должны курсировать современные лайнеры. Тут я однозначен: никакого старья не будет!  Вот эти проблемы я вижу.

В тему

После армии сам построил возле хаты хлев

Когда разговор зашел о проблемах села, губернатор признался, что это - самая важная для него тема. У него даже есть своя "философия села".

- Я считаю, что источником всего потенциала является село. Город, при  всем уважении, не продуцирует работящего поколения. Городские - инертные, зазнайки. А вот злость сельского молодого человека, который попадает в город, переходит в желание роста. И это - потенциальный лидер. Хотя это сразу и не произойдет.

Я постоянно бывают в селе. Я же железнодорожник. А все железнодорожные магистрали проходят через села. Кроме того, я просто люблю село. Я проникаюсь его проблемами, его устройством. Я ведь недаром так обеспокоен проблемой заробитчанства. Я уверен, что заробитчанство разваливает село. Потому что семья разваливается. Потому что те 200 евро, которые передают сюда женщины, спаивают их мужей, оставляют без контроля детей. Если муж на заработках, то дома у него валится хозяйство дети опять-таки без контроля. Украина всегда была сильна большой сельской семьей. И в старые добрые времена кулаки - это была большая семья, где работали все и держались друг за друга. А сейчас это стало не модно и пошел развал. И заробитчанство доразваливает эту модель.

- А вы вспомните себя. Вы ходили пешком в школу в соседнее село?

- Да, я ходил. И это было  супер! И чем больше дети будут ходить пешком - тем лучше. Когда я был маленьким, у меня были кирзовые сапоги. И ноги к сапогам примерзали. И тогда такие условия стимулировали меня добиваться чего-то лучшего. 

- Вы хорошо понимаете сегодняшнего сельского мальчика?

- Хорошо. Я сам был таким. Я рубил дрова, носил воду из колодца за пять домов от нас, копал огород. Мама нас сама воспитывала. Когда я пришел из армии домой, хлев упал и корова хвостом на улицу помахивала. И я не пошел гулять. Я сам встал и построил новый хлев.

ДОСЬЕ "КП"

Костюк Михаил Дмитриевич. Родился 22 ноября 1961 года в селе Кобылец Коломыйского района Ивано­Франковской области.

Закончил Днепропетровский институт инженеров железнодорожного транспорта. С 1983 года работал на Львовской железной дороге. С 2006 года – советник первого заместителя министра транспорта и связи Украины. С 2008 года – заместитель гендиректора и позже – директор "Укрзалізниці".

2 ноября этого года назначен главой Львовской облгосадминистрации.

Женат, имеет троих детей.

*Лаукост ­ lowecost (дешевые цены) ­ компании, которые предоставляют свои услуги по самым низким ценам.

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа Харьков художник-мультипликаторпогода в ПсковеКим Бодния