Марианна ПОПОВИЧ (15 апреля 2008)
Самые старые клопы и цикады «живут» во львовском музее

Самые старые клопы и цикады «живут» во львовском музее

Коллекции животных и насекомых вызывают зависть у многих ученых из других стран

Во Львове есть только один действующий природоведческий, а точнее, зоологический музей. Это музей имени Бенедикта Дыбовского при биологическом факультете Львовского национального университета имени Ивана Франко. Скоро он будет праздновать свое двухсотлетие. Последние два года музей был закрыт для посетителей – здесь делали ремонт. Но наконец-то его закончили. И музей снова принимает посетителей. Что же здесь можно увидеть?

Санкт-Петербург предлагает поменяться коллекциями

В первую очередь, львовский музей славится старинными цикадами и клопами. По словам работника музея, орнитолога, куратора териологической коллекции Андрея Затушевского, в музее есть коллекция насекомых Эрнста-Фридриха Гермара, собранная с 1810 по 1845 годы. Ее специально для музея во Львове купил у наследников ученого граф Мнишек. В этой коллекции есть 4,5 тысячи насекомых со всего света. И с них впервые описаны для науки семьдесят видов. Поэтому для научного мира они считаются эталоном. Это означает, что все ученые, которые изучают определенные группы насекомых, должны сначала поработать с этой коллекцией во Львовском национальном университете, а уже потом продолжать свою работу в других местах, с другими насекомыми.

Коллекция Гермара всегда нравилась ленинградским ученым. Настолько, что после войны они изъявили желание «забрать» ее в фонды своих институтов насовсем. И тут оказалось, что во время войны бесценная коллекция пропала. Долгие годы ее не могли найти. Пока в восьмидесятых один из сотрудников музея не признался, что ее попросту спрятали среди других экспонатов, чтобы сберечь для львовского музея.

- В те годы с этим было все просто. Министерство издавало указ и ученые провинциальных учебных заведений или музеев обязаны были отдать свои коллекции в центральные заведения. Именно таким образом, наши морские коровы уехали в Киев, - говорит Андрей Затушевский.

Спрятать коллекцию во время войны оказалось не так уж сложно. Тогда многие экспонаты и документацию просто свалили в одну комнату. А все остальное пропало.

Но сейчас музей обнародовал информацию о коллекции насекомых. В университет начали приезжать ученые со всего мира. И ученые из Бразилии обнаружили в коллекции насекомое, которое когда-то обитало на территории Западной Бразилии. Но его давно уже там не видели. Хотя в музее об этом факте говорят неохотно – пока ученые не опубликовали свою статью, подтверждений этому нет.

В то же время коллекция насекомых далеко не полная. Некоторые экземпляры были переданы еще «во время Польши» в музей Гамбурга, и их там до сих пор экспонируют...

А вот ученые Санкт-Петербурга все еще надеются получить в собственность коллекцию Эрнста Фридриха Гермара. Правда, сейчас они предлагают продать ее или поменять на такую же, но уже современных образцов.

Скелет морской коровы и четыре черепа

Живых морских коров последний раз видели в 1768 году. Но их скелеты профессору зоологии Львовского математико-природоведческого факультета Бенедикту Дыбовскому подарили в 1904 году жители острова Беринга. Всего в мире таких скелетов 27. Причем пять из них «родом» из львовского музея. Сейчас во Львове остался один скелет морской коровы, сто костей и еще четыре черепа.

Кроме того, посетителям музея обязательно покажут скелет гаттерии. Эта ящерица живет на островах Новой Зеландии и относится к вымирающему виду. Как и совиный попугай или какапо, которых в живых осталось всего около 30 особей.

Завершается экспозиция громадным скелетом кашалота. Его, по заказу университета, привезла китобойная флотилия «Слава» в 1956 году. Как и тюленей с котиками. Поскольку кожа и мясо кашалота ученых не интересовали, то, как рассказывает Андрей Затушевский, кашалота закопали на территории лесопарка «Погулянка». А когда все ненужное сгнило, просто достали кости и скрепили скелет. Китовый ус, который модницы прошлых столетий использовали для корсетов, можно увидеть тут же.

Средний возраст экспонатов – сто лет. Самые старые – коллекции колибри и нектарниц, которые в 1823 году, уже как музейные экспонаты, приехали из Вены в качестве дубликата императорской коллекции. Львам, носорогам и другим африканцам – уже по сотне лет. Конечно, нельзя не заметить гималайского медведя…

Кроме экспонатов современных животных, здесь есть несколько ископаемых, таких, как мамонт, а также ископаемый конь – гипарион. Этот конь здесь находится для того, чтобы люди увидели, что в доисторичекий период наряду с динозаврами жили и очень маленькие животные. Так, гипарион размером с современного дога.

Ни одно животное не убито для музея

Работники музея утверждают, что в современных условиях ни одно животное не пожертвовало своей жизнью ради того, чтобы стать экспонатом.

- Обратите внимание на баклана, который сидит, будто чистит перья. Мы придали ему такую форму, чтобы не было видно, что у него нет спинки. Его уже нашли таким, - говорит директор музея Игорь Шидловский.

По его словам, животных в виде тушек привозят в музей из экспедиций. Или если кто-то в силу разных причин погибает в зоомагазине. А уж если в частной коллекции погибло животное, так это считается удачей. Так в музей попал молоденький нильский крокодил, неразлучник Фишера, трионикс китайский и многие другие животные.

Правда, работники музея мечтают о тех временах, когда богатые и амбициозные будут ездить на сафари, а музей сможет купить их добычу и изготовить новые экспонаты.

А то старые уже совсем плохи стали – рвутся, ломаются. А починить столетнюю шкуру не так-то просто. Вот носорогу дыры замазали гипсом. Некоторым птицам оперенье новое приклеили. А слоник так и стоит с порванной шкурой под хвостом.

Новые экспонаты отличаются от старых цветом. Мое внимание обращают на оперение пингвина, которого не так давно привезли из арктической экспедиции. Его животик – белый. А вот рядом стоят «желтоватые» чайки, которые тоже были когда-то белыми.

Каждые полгода в музее проводится протравка насекомых, которые могут повредить экспонаты. Работники музея надевают противогазы и проводят настоящую газовую атаку. Раньше насекомых травили ядовитой смесью с дымом. Вот и стоят теперь страусы и другие виды птиц, покрытые темным слоем сажи. Экспонаты уцелели, но выглядят грязноватыми.

Всего в музее около 170 тысяч экспонатов. Но на экспозиции выставлено лишь 10 тысяч. Все остальные – в хранилище. К ним имеют доступ только ученые.

- На экспозиции мы видим чучела. Им придали природную форму. А остальные находятся в ящиках и используются в научных целях, - говорит Андрей Затушевский.

Любителям поохотиться и держать потом чучела дома работники музея не советуют этого делать. Ведь за ними надо уметь ухаживать.

- Голову жирафа или носорога дома на стенку не повесишь. Во-первых, запах у них специфический. А во-вторых – вредители «съедят». А вот в музее все хранится надежно – большая часть экспонатов за стеклом и находится под постоянным присмотром и уходом ученых, - уверенно говорит Андрей Затушевский.

В тему

Привидения иногда безопаснее посетителей

Поскольку музей находится в старом здании (ниже этажом есть аудитория, где Иван Франко читал лекции), и сами коллекции очень старые, студенты рассказывают, что здесь живут привидения. Работники музея говорят, что ни разу никого не видели, но слышали. Особенно по вечерам, когда в здании уже никого нет, вдруг заскрипит входная дверь, затрещит паркет под чьими-то шагами или зазвенят ключи. А выглянешь – нет никого.

Игорь Шидловский вспоминает, как однажды вечером отчетливо услышал приглушенный разговор троих людей в зале с птицами. Даже ключи звенели там.

- А тогда ключи у нас были большие, к старым замкам, на большом кольце, - вспоминает Игорь Шидловский.

Словом, ключи от зала висели на своем месте. Но ученый не робкого десятка, пошел к двери, открыл ее, включил свет, заглянул… Там, кончено, никого.

А студенты все равно уверены, что ночью животные сходят со своих мест и разгуливают по залам.

Но работники музея утверждают, что у них проблем с экспонатами нет. Больше проблем с неуправляемыми экскурсантами.

- Иногда после детских экскурсий приходится окурки из пасти животных доставать, очищать стекла шкафов от жвачек, - говорит Андрей…

А иногда дети любознательные попадаются. И тогда экскурсия вместо полутора часов длится до трех с половиной. Так всем интересно поговорить и послушать.

Будь в курсе

Музей работает в понедельник, вторник, четверг и пятницу с 9.00 до 17.00

Вход – бесплатный.

Запись на экскурсии за три дня по телефону (032) 239-45-48.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе
Тайная любовь Потапа и Насти: 5 доводов, почему они вместе [фото] 10792 2

Долгие годы певец и продюсер Алексей Потапенко скрывал кардинальные изменения в личной жизни, но в конце года решился на сердечный "каминг-аут". Кто же она, тайная муза одного из самых успешных артистов Украины?

Спорт