Анна ПУПЧЕНКО, Вадим ГОЛУБ (28 апреля 2007)

В нашем городе Чернобыль «начался» 28 апреля

Утро 28 апреля 1986 года начиналось с полкового развода. Личный состав, как обычно по понедельникам, находился на плацу. Привычный ритуал проведения развода прервало появление дежурного по части. Выслушав доклад и отдав распоряжение подразделениям заниматься в соответствии с расписанием занятий, командир полка 10 мотострелкового полка (ныне Римникский полк внутренних войск МВД Украины) полковник Михаил Гришанков поднялся в кабинет. На связи был начальник штаба войск, который поставил предварительную задачу – быть в готовности к выходу в составе полка. Район применения, задачи, привлекаемые силы и средства будут определены письменным распоряжением, которое готовится оперативным отделом штаба войск и поступит по закрытым каналам связи. Часы на столе командира показывали 09:15.

«Прибыть немедленно!»

Под очередную свою сигарету командир размышлял: что, где, когда, в чем может заключаться возможная задача полка? А Киев молчал…

В 15.05 в кабинете командира раздался звонок – начальник войск, поинтересовавшись подготовкой полка к выходу, успокоил:

- Под Киевом проблемы, но мы пытаемся обойтись без вас…

В 20.35 начальник внутренних войск генерал-лейтенант Николай Алекса поставил задачу:

- Полку прибыть в район чернобыльской станции, марш совершить железной дорогой.

На вопрос о времени выхода - ответ был категоричен: «Немедленно!».

29.04 ночью, в половине первого, приступили к загрузке на станции Родатичи в 40 км. от Львова техники, имущества, личного состава. На рампе освещение отсутствовало – включили фары машин.

56 километров колючей проволоки

В первое время в задания военнослужащих 10 мотострелкового полка входила охрана 5-километровой зоны вокруг реактора. Со временем полк переместили на расстояние 10-ти, а через полторы недели 30-ти километров.

Старшему помощнику начальника строевого отделения УЗТрК внутренних войск МВД Украины,  а тогда командиру 4 стрелковой роты подполковнику Юрию Куриленко пришлось участвовать в эвакуации и отселении ряда населенных пунктов.

Представителям районной власти в присутствии работников милиции на крыльце сельсовета ставилась задача: через 2 часа – погрузка в автобусы, людям взять документы, самые необходимые и дорогие сердцу вещи, и в путь, в пункты временного (как оказалось навсегда!)  расселения. Солдаты его роты окольцовывали села забором из колючей проволоки, вместе с милицией приступали к службе на КПП.

- Первого  числа, - рассказывает Юрий Николаевич. - Когда мы добрались до места расположения нашего импровизированного городка, палаток там уже не было. За время нашего отсутствия приехали специалисты и, измерив уровень радиации, объявили, что он настолько большой, что людям там находиться нельзя.

 Юрию Николаевичу врезалась в память картина. К месту сбора спешит бабушка, ведя за руку внучка. В руках корзина с нехитрым скарбом, сверху фотографии, как воспоминания о прожитой жизни. Обернувшись на свою хату, перекрестила ее и, тихо шепча молитву, со скорбным и горестным видом заняла место в автобусе. Не знала она и не ведала, что ей больше никогда не затопить печку в родной хате. Солдаты закапывали столбы, натягивали «колючку», создавая границу между прошлым и будущим, пропуская людское горе через свои мальчишеские сердца. В течение 4 суток было установлено 56 километров проволочного ограждения на участке, охраняемом полком.

За неделю создали все условия

…Жизнь мотострелкового полка входила в привычное русло, отличаясь от полигонных условий лишь реальным радиоактивным заражением местности, населенными пунктами, над крышами которых не дымились на заре печные трубы, в общении должностных лиц отсутствовала частица «НЕ» (не-могу, не-знаю, не-хочу). Обращали на себя внимание таблички указатели: «Опасно, заражено!», «Проход, проезд запрещен!».

Суммарное облучение личного состава обязывало старших начальников осуществлять системную замену боевых подразделений полка. Но людские ресурсы не безграничны – пришлось открывать железную дверь мобработников, за которой в сейфах хранились планы на военное время и реально отмобилизовать  батальон приписного состава. После войны это одно из немногих практических отмобилизований на территории Союза.

В течение недели в учебном центре были созданы условия для обучения, размещения и слаживания сводного батальона. Командир полка полковник М. А. Гришанков начальник инженерной службы майор Н.А.Субботин, и командир автороты капитан В.П. Коропок награждены орденом Красной Звезды.

 

 

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии охрана Львов