Галина ГУПАЛО. Фото автора. (19 августа 2008)
«Все добро ушло за водой»

«Все добро ушло за водой»

После паводка, затопившего Западную Украину, прошло четыре недели. Чем сегодня живут жители подтопленных районов, как налаживают свой быт и хозяйство те, кто практически остался без крова над головой, узнавали корреспонденты «КП».

2,5 тысячи гривен на возмещение ущерба

Село Гирское Мыколаевского района попало в список наиболее пострадавших на Львовщине. При въезде –  зеленые огороды, добротные хаты и новый сельсовет. Но стоит повернуть чуть в сторону, в нижнюю часть Гирского  – совсем иная картина: на огородах и в садах – грязь, из многих подтопленных домов воду уже откачали и только в кухнях да ванных еще прыгают уже освоившиеся здесь лягушки.

В селе полным ходом идут работы по ликвидации по­следствий стихии: пожарные  откачивают воду с огородов и домов мощными рукавами спецтехники, солдаты укрепляют речные дамбы и чистят завалы, админкомиссии оценивают ущерб, причиненный стихией, а крестьяне начинают потихоньку приводить в порядок свои жилища.

Конечно же, первым делом я зашла в сельсовет и спросила, как обстоят дела с выплатой денег и обеспечением по­страдавших продуктами и питьевой водой. Секретарь сельсовета Анастасия Андрусын сказала, что пока что и с выплатами и с выдачей продуктов в Гирском – полный порядок. Тем крестьянам, имущество которых пострадало больше всего, выдали по 2,5 тысячи гривен, те, у которых ущерб поменьше – получили по 1000 гривен. А из продуктов на взрослого члена семьи выдали по 2 банки тушенки,  на  ребенка – по 7 банок. Привезли уже и муку, будут выдавать по 6 кг 300 граммов на одного человека. Вот­-вот должны подвезти и сахар. Питьевой водой население Гирского тоже обеспечено. Ну, а как будет дальше – увидим, - говорит женщина. - Беда пришла к нашим людям. Надо как­то выходить из нее.

«Кто вырос у реки – знает ее крутой нрав»

– Когда­-то наше село было очень дружное: строить кому-­то дом собирались целой общиной, к свадьбе готовиться тоже помогали всем миром, – рассказал один житель Гирского Иван Андрийчик. – Сейчас такого уже нет. Жизнь стала другой, да и деньги испортили простые искренние отношения между людьми. А подтопления домов, которые расположены на берегу, у нас не впервые случаются. Только на моей памяти их было не меньше восьми. Самая большая вода была в 1980-­м году. По странному стечению обстоятельств, последнее наводнение началось в тот же день и того же числа, что и предыдущая беда: 26 июля, в субботу. Вот что я вам скажу, пани, кто вырос у воды – знает ее крутой нрав.

Привыкнуть к такому невозможно

Пройти по улице подтопленной части села непросто – кругом грязь, но по колеям, оставленным спецтехникой, все­таки можно добраться к сельским подворьям. Еще на  подходе к подтопленным дворам увидела МЧСсников. Они уже которую неделю откачивают  спецмашинами воду (40 литров в секунду забирают мощные рукава спецтехники и целых 25 литров топлива в час тратят они на эту процедуру!), на дамбах работают  солдаты, а недалеко от них  выполняет свою миссию молодой и энергичный  председатель сельсовета Владимир Дудич. Он вместе с админкомиссией, в камуфляжной форме обходит дворы, оценивая ущерб, нанесенный стихией.

Первый двор, куда мы вошли, ­ хозяйство  87­летней матери Михаила Федака. Мама перешла жить к сыну, пока в хате  все подтоплено, а решение всех деловых вопросов взяли на себя супруги Михаил и Анна Федаки. Они как раз перечисляли ущерб, нанесенный стихией усадьбе матери Михаила.

– Ой, Господи, – сокрушается невестка Анна, – да здесь было не пройти – вода по пояс во дворе стояла. А вы посмотрите, что осталось от укрытия для сена – одни щепки. Огород превратился в болото. Да МЧСсники всех нас спасали на лодках, увозили со двора. Ужас, да и только. Когда во дворе вода стояла по пояс, я ходила в костюме  резиновом, как рыбак. А вонь какая стоит, чувствуете? Это все от  стоялой воды. Это третье большое наводнение на нашей памяти. Но привыкнуть к этому не удается.

Можно расчитывать только на себя

Мария Микитин, соседка Федаков, в отчаянии. Ее респектабельная усадьба, которую оставил покойный отец, теперь просто в неприглядном виде: был большой двухэтажный дом,  а во время стихии весь первый этаж, где размещались кухня, ванная и другие комнаты, оказались под водой.

– Нам пришлось уплывать из дома на лодке, – рассказывает пани Мария. – Зять перенес туда и мою беременную дочку и мою 70­летнюю маму. Они до этого здесь жили все вместе, а я – во Львове. После стихии они все переселились в город. Руки опускаются, когда посмотришь, что стало с нашей прежней жизнью. Кто нам возместит наши убытки?

– Да и я не очень­то верю в обещания нашего правительства, – говорит 62­летняя жительница села Катерина Билокур. Разве мы первый раз такую беду переживаем? Научены уже горьким опытом: сам себе не поможешь – никто тебе не поможет! Сколько времени прошло, а в мою усадьбу до сих пор никто не заглянул, все обходят стороной.

Корову пришлось соседке «на квартиру»  отвести, а то ведь в хлев не войти, да и подвалы все затоплены, про огород и говорить нечего.

В этом году вода страшная была. Она никогда раньше через дамбу не проходила, а в этом году и дамба не помогла – пошла через верх.

86­летняя Анастасия Лазорчин больше всего сокрушается, что  на огороде, как после Чернобыля, ничего нет:

– Как теперь жить, даже на посев картошки не осталось, – говорит женщина. – А дом мой пострадал, но не так сильно, как у людей – фундамент затопило да подвалы.

Глаза боятся, а руки делают!

Но не  все сельчане отчаялись, есть и оптимисты. Зять 75­летней Екатерины Кахнич руководит  работой в ее хозяйстве, где собрались многочисленные родственники, ведь у женщины – девятеро детей!

– Надо помочь теще, – говорит Роман Маркив, деловито замешивая цемент. – Она ведь у нас квартировать не хочет, все в свой дом рвется. Да оно и понятно: где может быть лучше, чем у себя дома. Вот мы все сегодня и пришли, чтобы дружно привести жилище в порядок. Главное – не опускать руки. Разве нам впервые беду перед собой толкать? Сдюжим общими усилиями ее, родную, и на этот раз.

И действительно, жилище в руках этой молодой родственной команды очень быстро приобретало вполне божеский вид.

Когда я возвращалась из Гирского, навстречу по дороге встречались подводы с сеном, грохотали на полях трактора и комбайны, сельчане молотили на полях ячмень, а на берегу реки обедали уставшие солдаты: разложив свой нехитрый провиант прямо на траве, они хлебали горячий суп  и шутили. Все потихоньку войдет в свою колею, только бы успеть до зимы справиться с этой разрухой.


Дом Марии Микитин теперь непригоден для жилья.

Дом Марии Микитин теперь непригоден для жилья.


МЧСники откачивают оставшуюся воду.

МЧСники откачивают оставшуюся воду.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт