Марианна ПОПОВИЧ. Фото автора. (16 сентября 2008)
Евнух не напишет эротических стихов

Евнух не напишет эротических стихов

Александр Гаврош: – Мои разбойники достойны подражания.

Молодой украинский писатель Александр Гаврош появился в писательской среде почти со скандалом – со сборником эротических стихов «Фаллические знаки». Слишком громко своими стихами говорит писатель о том, о чем не принято говорить вслух. «Синьоока наїзниця готується до скачок. Вона знайомиться з моїм конем. Розчісує рукою йому гриву, цілує благородну голову, нашіптує на вухо жіночі компліменти». Это цитата, которая не предназначена для некоторых ушей. Но в то же время Александр Гаврош известен в детской среде как автор повестей о героических и смелых мужчинах. Можно даже сказать, что своими откровенными стихами он подготавливает «спрос» на свои детские книги.

В тихом омуте черти водятся

– Александр, для чего ты начал писать откровенные стихи?

– Первый сборник моих стихов вышел четыре года тому назад. Он назывался «Фаллические знаки». Оно как­то взорвалось во мне. Само. Я журналист и не планировал заниматься литературой. А вот начал писать такие стихи, которые у нас очень редко встречаются. Наверное, это внутренний темперамент, желание сказать то, о чем почти никогда не говорят. А жаль. Сейчас на форуме презентуется первая в истории Украины антология украинских эротических стихов. Тема эротики существует тысячелетиями. Но только в XXI веке выходит наша первая антология. Эта ниша никем не заполнена. Но мне просто писалось – и все.

– Ты воспитан в правильной закарпатской семье. И вдруг – такое?!

– Да, я воспитан в патриархальном Закарпатье, где довольно консервативное восприятие действительности, и это край нереволюционных потрясений. Но все зависит не только от меня. Мир меняется. Сейчас закарпатец не только читает Святое Писание, ходит в церковь и ездит на заработки. Он уже имеет дома Интернет, ездит за границу, читает разную литературу. Кроме того, я не считают эротику плохой темой. Эротика – это прекрасно. Это рассказ о прекрасных отношениях между мужчиной и женщиной. Это язык полунамеков. Но язык тела.

– И что сказали на это твои родители?

– Мой отец умер 14 лет назад. Но думаю, что он отреагировал бы нормально. А мама, и это понятно, не принимает такого. Но в нашей семье никто никому ничего не диктует.

– А жена?

– Ну как может реагировать нормальная женщина на стихи, в которых фигурирует не только она? Я бы не сказал, что это ей понравилось. Но это уже мое дело. Моя жена – искусствовед, и я нормально реагирую на ее выставки.

– Эротические стихи – это следствие твоего сексуального опыта?

– Это следствие внутренней работы. Когда вышел сначала один сборник, потом другой, я услышал в свой адрес, что эротику пишут либо те, кто ничего не может в постели или те, кто слишком много об этом думает. А вот я думаю, что евнух эротики не напишет. Эротический заряд свойственен тому, кому есть что сказать.

– У тебя возросла популярность среди женщин после выхода этих стихов?

– Да я и так никогда не страдал от недостатка женского внимания. Но были разные, интересные реакции. Было и такое, что какая­то бабка на улице мне показывала язык. А были и приятные моменты. Ведь в один момент я просто потерял все свои стихи – у меня «полетел» компьютер. Хорошо, что до этого стихи печатались в разных газетах, я просто раздавал знакомым. Они передавали своим знакомым. И когда это случилось, мне удалось найти все свои поэзии. Но я веду вот к чему. В те дни я приехал во Львов, зашел в наш университет на филологический факультет. И тут ко мне подходит совсем незнакомая девушка и спрашивает – а это правда, что у вас сломался компьютер? Меня уже знали и знали такие подробности о моем творчестве.

– Ты продолжает писать эротику?

– Через месяц­полтора в «Пирамиде» выходит сборник «Кровать надежды». Это наше сотрудничество с Сашей Войтовичем, одним из лучших эротических художников Украины. Мы с ним издали «Тело лучницы» два года тому назад. Но чтобы писать поэзию, нужно быть молодым душой. А в моей жизни за несколько последних лет произошли большие  переломы, и мне все труднее находить эту молодость в своем сердце.

Дети должны играть в разбойников

– Поэтому ты стал дет­ским писателем, хотя у тебя уже довольно взрослый сын.

– Очень часто детскими писателями становятся люди, у которых есть маленькие дети и они для них начинают писать. Я для своего ребенка не писал. Но я прочитал очень интересную документальную книгу о закарпатском богатыре Кротоне, о котором Украина почти ничего не знает. Книгу написал закарпатский писатель Антон Копинец. И мне захотелось сделать художественную. Я взял за канву жизнь Кротона и сделал книжку. Главным информационным партнером стал Василий Вирастюк.

А после этого мне захотелось написать еще об одном закарпатском герое – о Григорие Пынте, закарпатском опрышке. Это своеобразный Робин Гуд. Как нам не стыдно, ведь, имея славную историю опрышковщины, за 400 лет у нас нет ни одной детской повести об опрышках. Есть романы для взрослых, а для детей – нет. Наши дети носятся с «Пиратами Карибского моря», они знают об английском разбойнике Робине Гуде. А о своих народных местниках не знают ничего. И я хотел сделать повесть на основе народных сказаний. Это не только о Пынте. Просто я взял его, потому что он неизвестен.

– Как это неизвестен? Каждый закарпатский ребенок в детстве слушал сказки о Пынте и Шугае от своих бабушек и дедушек.

– Ну вот, разве что от взрослых и можно услышать, и то только на Закарпатье. А остальным детям откуда узнать?

– Ты пересказываешь старые легенды или что­то придумываешь сам?

– Чтобы написать эту книгу, я полгода изучал весь материал, связанный с опрышковским движением – исторические и документальные материалы, монографии, фольклор. И на этой основе я сделал универсальную вещь. В исторических работах я нашел о нем только один абзац. Это не рассказ о Пынте как таковом. Конечно, там и про Пынтю есть легенды. Но я хотел показать, каким образом начиналось опрышковское движение, как они жили, как воевали. Я не писал историческую монографию. Понятно, что это вымысел, хотя и на основе народных сказаний.

– Ты написал книгу о разбойнике! Это пример для подражания?

– Я ожидаю, что мне будут ставить в вину, что разбойники – это не самое лучшее для наших детей. Но каждый народ имеет своего разбойника. К тому же, если на протяжении 300 лет народ о нем помнит, то это был не просто головорез. Ты считаешь, что если это просто убийца, то о нем будут так долго и красиво рассказывать?

– А что ты сейчас пишешь? Будешь писать об опрышке Шугае?

– Нет. Я хочу, чтобы все мои книги были не похожими друг на друга. Я написал продолжение «Ивана Силы». Это третья детская книжка и она совсем другая. Если «Иван Сила» написан на исторической основе, то продолжение – абсолютно авторская фантазия: что было бы, если бы случились то­то и то­то. Там я уже дал волю фантазии. Думаю, что книга уже выйдет в серии «Читання для реготання».

Еще собираюсь написать книгу о закарпатских замках. Это будет уже детская приключенческая книга. Здесь вспоминается о Хусте и его замке. Вообще­то я сначала ее собирался писать о том, как дети ищут спрятанные сокровища Пынти. А потом подумал – а многим ли будет понятно, кто такой Пынтя? Вот пришлось сначала писать об опрышке.

– Насколько выгодно финансово быть писателем?

– Все мои книги – это коммерческие проекты издательства. А я получаю 10 процентов стоимости от каждой проданной книги. Например, если книга стоит 16 гривен, то я получаю с нее 1.60. Умножь на тираж в три тысячи. Это и есть мой гонорар. А если книга не продается, то и я ничего не имею.

Родился 26 марта 1971 года в Ужгороде. Окончил факультет журналистики Львовского государственного университета имени Ивана Франко. Член Ассоциации украинских писателей. Победитель «Коронации слова» в 2007 году в драматическом жанре. Составитель юмористических альманахов «Карпатский словоблуд» и «Карпатский блудослов».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа Одесса грузчик вакансиисиноптикСудья