Марианна ПОПОВИЧ. Фото из архива Эмилии Сидор. (23 сентября 2008)
Девушка, которой покоряется металл

Девушка, которой покоряется металл

– В подмастерье возьму сильного мужчину.

26 сентября во Львове стартует ежегодный фестиваль кузнецов «Залізний Лев». Уже второй год его проводит «Товариство Залізного Лева». Сам фестиваль во Львове существует еще с 1997 года. Во Львов приезжают кузнецы со всех стран мира. И демонстрируют свое умение на площади за Арсеналом.

Это женское дело – железо ковать!

К фестивалю львовские кузнецы уже выковали лавочку влюбленных. До сих пор она стояла в «Дзыге». Теперь ее планируют поставить на северной стороне площади Рынок. В этот раз во время фестиваля кузнецам предложат изготовить металлическую карту Украины. Эта карта будет изготовлена из 25 частей – административных территорий Украины. Каждый кузнец, изготовляя свою часть карты, может включить свою фантазию и нанести на кусочек карты растительное, анималистическое, антропоморфное, абстрактное или другое изображение. Но чтобы оно обязательно отвечало образу этого региона. Когда всю карту соберут воедино, ее разместят в центре Львова. Ее размеры, вместе с постаментом – 2 метра 30 сантиметров в ширину и 2 метра 50 сантиметров в высоту. И это будет первая и единственная металлическая карта Украины!

А накануне фестиваля «Комсомолка» встретилась с единственной женщиной­-кузнецом в Украине Эмилией Сидор. Правда, она тут же подчеркнула, что она не кузнец, а художник по металлу. Пусть будет так.

– Миля, у нас в Украине много женщин, которые занимаются металлом?

– В Украине не знаю ни одной женщины, которая бы занималась профессионально металлом. А в мире таких предостаточно. К нам на фестиваль приезжают женщины из Австрии, Голландии, Франции. Наверное, это можно объяснить тем, что там на несколько ступеней выше техническое обеспечение, которое позволяет применять меньше физической силы. Самой известной художнице по металлу, немке, сейчас 76 лет.

– Насколько это трудная работа?

– Как и каждая работа, которая требует физических усилий. Но если это дело приносит удовольствие, то это приятная усталость.

– А молоты тяжелые?

– Разные есть. Самый тяжелый, который я поднимала, весил 9 килограмм. А есть еще и на 12 килограммов. Но я с ним не экспериментировала, мне он не нужен. И, в конце концов, есть такой прекрасный инструмент, как пневматический молот, который автоматически работает с большой силой удара и заменяет тяжелые кувалды.

– А как вы начали этим заниматься?

– Я окончила «керамику» в колледже Труша. А потом мне захотелось подчинить металл. Это такое стихийное ремесло, связанное с огнем. Я очень хотела пойти в кузницу. Тогда в Академии искусств была прекрасная мастерская с хорошим оснащением. Преподаватель показал мне на примере одного прутика элементарные технологические приемы – как закрутить волютку, как отковать кругляк на квадрат, как стиснуть на шпиц. Я до сих пор храню тот прутик как образец и тот, который я сразу же повторила.

– А сейчас в Академии есть девушки, которые учатся на «металле»?

– В этом году поступили сразу пятеро. Но я думаю, что все они будут заниматься ювелирным искусством.

Сказка ложь, да в ней намек…

– Во всех украинских сказках и легендах кузнецы связаны с чертями.

– Я бы так не сказала. Да, согласна, что они связаны с высшими силами. Когда работаешь с природным материалом, то чувствуешь связь со сверхъестественным. Но я бы не сказала, что это что­то плохое и черное. А люди много чего напридумывали, отождествляли их с волшебниками. Ведь кузнецу покорялась такая твердая субстанция – металл. Он мог из него сделать все. Кроме того, он был окружен романтической обстановкой – огонь, полумрак.

– Во всех сказках кузнецы – это большие и сильные мужчины.

– Да, чтобы придать металлу какую­то форму или просто разбить большой кусок металла, нужно приложить много усилий. Но еще в XVI веке придумали механический молот, который очень облегчил работу. И даже известны факты из развития украинского кузнечества, что в конце XIX века – начале XX очень много кузнецов, которые работали по селам, использовали в качестве молотобойщиков своих жен и дочерей, чтобы не платить подмастерьям. А я во время работы не переоцениваю свои возможности и делаю такие вещи, которые мне под силу.

– Известна украинская народная сказка «Как пан сделал пшик». Вам часто приходится его делать?

– Каждый день по нескольку раз. Возникает необходимость охладить металл, чтобы он не сгибался где не нужно, значит, окунаешь его в воду. Вот тебе и пшик. А если говорить о том, что испортилось изделие, так и такое бывает. Это очень неприятно. Но спасает то, что металл это не тот материал, который можно потерять. Если разбивается готовое изделие из керамики или стекла – то тут можно и поплакать. А вы попробуйте разбить изделие из метала.

– А коня вы можете подковать?

– Я могу сделать подкову. А коня подковать не смогу никогда, потому что для этого нужно иное умение. Нужно знать коня, чувствовать его, иметь с ним духовную связь. Кроме того это нужно уметь делать. Если коня неправильно подковать, то его можно покалечить.

Перекуем гвоздик на украшения!

– У нас есть спрос на кузнецов?

– Очень большой спрос. За последние десять лет появилась мода на кованый металл в интерьере и экстерьере. Ну хотя бы тот факт, что во Львове есть около ста кузниц, говорит сам за себя.

– А какой металл вы используете и где его берете?

– Для индивидуального творчества лучше всего его искать в пунктах приема металлолома. Там натыкаешься на очень интересные вещи. Для того, чтобы ковать, нужно железо, сталь или латунь. Латунь очень капризна, но мне приятно с ней бороться. А чугун слишком хрупкий. Но его можно использовать для элементов декорирования.

У меня была серия перстней с буквами алфавита. Их делала из гвоздей или провода.

– Что самое необычное вам приходилось делать?

– Года два тому назад пришлось сделать комплект украшений для показа модной коллекции осеннего сезона. Это были кованые изделия – браслеты, украшения на уши и на голову. Модели носили их на подиуме. Поэтому делала их не очень тяжелыми – из бляхи.

– А сейчас вы делаете бижутерию? Сколько времени нужно, чтобы сделать одну вещь?

– Только бижутерию теперь и делаю. Это раньше мне приходилось делать ворота, ограждения, решетки на окна. А сейчас занимаюсь творчеством.

Чтобы сделать украшение, нужно и полчаса, и два часа, и четыре. А если считать от момента «придумывания», то у меня есть вещи, которые и за два­три года еще не нашли своего воплощения. Но я надеюсь, что они скоро появятся. Чем дольше вынашивается идея, тем интереснее ее реализовывать.

– Кто-­то носит эти украшения?

– Мои знакомые, которым я их дарю. Восемь вещей купили в этом году в Люблине на ярмарке. На кованую бижутерию есть спрос в Киеве. Но я не делаю украшения на продажу. Все делаю для себя, а потом их раздариваю. Это может быть перстень или украшение на шею. Иногда – браслет, потому что металлические браслеты неудобны в каждодневной носке. Они не держатся на руке, спадают.

– Как мужчины относятся к вашей профессии?

– По разному. Некоторые с ухмылкой, некоторые с опасением. А мужчины, с которыми я работаю, которые делают то же, что и я – с уважением. Конечно, они помогут, если нужно. Но я бы не сказала, что видят во мне хрупкую и слабую женщину.

Эмилия Сидор родилась в 1979 году во Львове. Училась в художественной школе, колледже имени Ивана Труша, в Академии искусств, которую окончила в 2004 году.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа акушера Донецк