Орыслава ЖЕРЕБЕЦКАЯ. Фото автора. (21 ноября 2008)
Переворот в стране «сэконд-хенд»

Переворот в стране «сэконд-хенд»

Слухи о том, что в Украине исчезнут сэконд-­хенды, ходили уже давно. Рынки, на которых торгуют неновыми вещами, постоянно «ущемляют»: в Киеве знаменитую «Шулявку» периодически поджигают, а во Львове базар постоянно переносят с места на место.

Продавцы не паникуют

Раньше все те, кто отдает предпочтение не новым, зато качественным вещам из Европы, посещали рынок на «Санта­Барбаре» в микрорайоне Сыхов. Потом сэконд-­хенд перенесли на улицу Сыховскую, а совсем недавно снова «вытеснили» на пустырь. И если бы не протесты всех тех, кто продает эту одежду, то и вовсе бы закрыли. Но, похоже, нелегкие времена для торговцев еще впереди – создается впечатление, что кто-то из влиятельных лиц положил глаз на довольно прибыльный бизнес. Иначе, как лоббированием чьих-­то интересов, запрет ввоза «бэушных» вещей никак не назовешь.

Несмотря на неприятные новости, во Львове пока все спокойны. На рынке царит «здоровая» атмосфера: покупателей хоть и не много, но хватает. Продавцы, как обычно в конце смены, быстро собирают огромные баулы вещей, и кто как может, тянет это все домой.

– Да, я слышала об этом запрете, – рассказывает «КП» Ирина Колодий, попутно собирая вещи в большую сумку. – Но пока никакой паники у нас нет. Мы верим, что это все только разговоры. Ведь к нам приходят разные люди. В основном это львовяне из малообеспеченных семей, те, у кого растут детки... И я уверена, что у власти не подымется рука нанести такой сокрушительный удар по тем, кто сейчас наиболее незащищен. Да и мы здесь стоим не от хорошей жизни. Сами понимаете – в стране финансовый кризис и, если у нас отберут возможность зарабатывать, мы готовы бороться за свои права. Кроме этого, не надо забывать, что среди наших коллег – не только «торгаши», но и люди, у которых есть высшее образование.

Несмотря на то, что Ирина довольно уверенно говорила о защите своих прав, все же нотки страха в ее голосе были. Ведь она, как и десяток ее коллег, может быть «сокращена» государством. Услышав наш разговор, к обсуждению проблемной темы присоединились и другие продавцы.

– Мы все равно будем торговать! – со злостью говорит Андрей.– Если нашим поставщикам не будут давать возможности ввозить в Украину свой товар, то, уверен, мы найдем другие пути. Например? Будем ездить в Одессу и привозить дешевый китайский ширпотреб и продавать его нашим клиентам. Качество этих товаров, сами понимаете, не самое лучшее. Нам нужна работа, а людям нужны дешевые вещи.

Запрет – лоббирование чьих-то интересов?

Но так оптимистично настроены не все. По словам Зоряны, которая уже с десяток лет занимается сэконд-­хендом, запрет ввоза товаров – «бизнес­-решение».

– Кто-­то понял, что на этом можно заработать деньги, – не скрывая, говорит женщина. – Не нужно быть супер-экономистом, чтобы понять: продавать сэконд­-хенд – выгодно. Качество вещей выше, чем тех, которые люди покупают на рынках Львова. Поэтому к нам приходят не только бедные люди, которые покупают дешевые вещи, но и те, кто готов платить много, но за хороший товар. На выходных возле рынка стоят и дорогие джипы, и другие иномарки. Приезжают вполне обеспеченные люди – одни для себя что-то присмотреть, но чаще всего покупают вещи детям.

Рынок сэконд-­хенда вообще живет своей жизнью. Создается впечатление, что торгует там одна большая семья. В то время, пока женщины торгуют, их мужья сбоку жарят шашлыки, все друг друга угощают чаем, скидываются на сигареты. В магазинах, где продают вещи б/у, все совсем по-­другому. Но тоже прибыльно.

В магазинах – очередь

Несколько лет тому назад во Львове появилась даже торговая сеть магазинов с товарами из Европы. И ее популярность среди львовян постоянно растет. Товар там продают по цене за 1 кг. В день прибытия новой партии стоимость одежды около 50 гривен, и ежедневно намного дешевеет. В последнее время этот бизнес явно процветает. Очереди в наше время изобилия товаров – редкость. Но купить там можно действительно качественные вещи, порой даже совершенно новые.

– Нам здесь нет времени голову поднять, не говоря уже о каких-то плохих мыслях, – рассказала «КП» работница одного из магазинов сэконд­-хенда Виктория Васильевна.

– Я слышала краем уха, что грядут какие-то перемены. Но толком ничего не знаю. Уверена только в том, что люди не позволят нас закрыть. У нас очень много клиентов, особенно в дни поставок нового товара. Кроме того, для нас это не только работа, но и возможность нормально одеваться – все вещи, которые сейчас на мне, куплены именно здесь. А вы слышали, что нашу одежду запретили ввозить? – решила спросить Виктория у одной женщины, которая стояла в очереди. После такого вопроса все моментально «проснулись».

– Эти бюрократы всем жить мешают, – послышалось откуда-­то из зала. – Сколько можно простым людям оказывать медвежьи услуги?! Нет слов просто.

Люди и вправду не на шутку разозлились. В ход пошли нецензурные выражения в адрес украинских политиков и тема плавно перешла в выяснения: кто же из них все-таки лучше, и нужны ли предстоящие выборы. Продолжать выяснять мнения людей по поводу сэконд-хендов было уже невозможно.

Министр экономики как-то вдруг начал переживать по поводу «стерильности» поставляемого товара и вместе с тем защищать интересы отечественной промышленности, решив остановить поток дешевой одежды в Украину. В итоге – 5 ноября Кабмин принял постановление о запрете ввоза сэконд­-хенда в нашу страну.

Товары сэконд­-хенда ввозят в Украину по обычной схеме. Благотворительные фонды, куда обычно сдают ношеную, а чаще неношенную, одежду, часть своих запасов продают, чтобы иметь деньги для своих проектов. И если в развитых государствах эта схема работает внутри страны, то в Украине почти весь товар – привозной. Так, по данным Минэкономики, в 2007 году объем ввоза б/у-вещей вырос по сравнению с прошлым годом в 10 раз. За 5 месяцев текущего года к нам «приехало» почти 636 тонн на общую сумму 96,3 тысяч долларов.

Немало известных в мире шоу­бизнеса людей откровенно говорят о своей «сэкондомании». Самая популярная приверженка такого рода одежды в мире – Кейт Мосс. Она демонстративно перед камерами роется в баулах с вещами. Делает это модель как для того, чтобы найти уникальные вещи 70­-х годов, так и в знак протеста против пафосных настроений других звезд.

В России о позитивах ношеных вещей рассказывает король подиума Вячеслав Зайцев. В интервью «КП» модельер признался, что часто «заглядывает» в магазины с сэконд-­хендом, правда, делает это исключительно за границей.

А у нас о своем позитивном отношении к ношеной одежде говорят и шоумен Дмитрий Коляденко, и дизайнер Андре Тан, и многие другие.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт